На главную  Власть 

 

Единственное и правильное решение. Сегодня в Петербурге, объяснила губернатор, отвечая на вопросы, насчитывается почти 6 000 так называемых хрущевок. Более 2 500 из них – панельные, ветхие и малопригодные для жилья. Это 100 кварталов – 450 000 семей, почти 28% всего жилого фонда. В свое время хрущевки сыграли очень важную роль. Сразу после войны людей переселяли из жутких условий, из развалин, из коммуналок. Они были счастливы получить отдельную квартиру. Пусть кухня 5 метров, но – своя. Пусть совмещенный санузел, но – свой. Но, конечно же, никто не рассчитывал, что в этих домах будут жить в XXI веке. Вообще срок их жизни, по расчетам, был где-то около 25 лет. Кроме того, надо сказать, что в домах этого типа проживает 73 000 семей, которые стоят в очереди на улучшение жилищных условий. Эти дома не держат тепло, у них очень плохая теплоизоляция, никуда не годные коммуникации. Они изжили свой век. И не случайно в народе их называют хрущобами – понятно, с чем это рифмуется. И поэтому встал вопрос: что же с этим делать дальше?

 

Реновация хрущевок, или замена домов первых массовых серий современными, комфортными – эта тема была главной в телевизионном «Диалоге с городом» с участием губернатора Валентины Матвиенко, который снова вышел в эфир Пятого канала на минувшей неделе после небольшого перерыва на летние каникулы. Глава города, назвавшая реновацию «единственным и правильным решением» для улучшения жизни горожан, подробно ответила на вопросы жителей Петербурга, а также принявшего участие в передаче народного артиста России Ивана Краско.

 

Мы размышляли, что с этим делать. Есть два варианта. Первый – это санация, или ремонт этих домов. Мы попробовали. Провели санацию 38 хрущевок и пришли к выводу, что игра не стоит свеч. Во-первых, это – очень дорогое удовольствие. Санация стоила от 180 до 300 долларов за квадратный метр. Вот и посчитайте, сколько нужно средств для того, чтобы отремонтировать все эти дома. Даже после ремонта они не столь долговечны, и качественно жилищные условия людей, конечно же, не улучшаются. Поэтому единственное и правильное решение, на наш взгляд, – это реновация кварталов этих домов первых серий.

 

Конечно, можно было закрыть на это глаза – ну, поживут они еще лет 1 Но такой город со сгнившими коммуникациями, с кварталами ветхих домов, такой подарок в кавычках мне бы не хотелось оставлять тем, кто придет после нас. Да и допускать, чтобы люди жили в таких условиях, в наше время просто невозможно.

 

Я очень часто, продолжала Валентина Матвиенко, встречаюсь с жителями города, и мне все более активно задают вопросы: когда наш квартал включат в программу расселения, когда расселят нашу хрущевку? Сегодня абсолютное большинство обитателей хрущевок понимают важность и нужность этой программы. Потому что там живут в основном небогатые люди, для которых эта программа реновации – единственный шанс улучшить свои жилищные условия. Это те люди, которые не могут взять ипотеку, это те люди, которые не могут купить квартиру по рыночной цене и у которых появился наконец реальный шанс получить нормальную, благоустроенную квартиру. Страхи, что вот сейчас будут выселять куда-то в Колпино и т. п., нагнетают или недоброжелатели, или популисты, или же люди, которые не хотят глубоко вникать в суть проблемы.

 

Что такое – реновация? Путь один – строить новые дома, переселять в них людей из хрущевок и производить веерное, поэтапное расселение для того, чтобы изменить эти кварталы, чтобы там появились новые, комфортные жилые дома. Чтобы там появились нормальные дороги, современные социальные учреждения. Там нужно менять всю инженерную инфраструктуру – и сети давно сгнили, и электричества не хватает. Именно поэтому правительство города и выступило с такой инициативой. Мы внесли закон в Законодательное собрание и утвердили первые 40 кварталов, которые подлежат реновации. Много как сторонников, так и противников этого решения. Но новое всегда вызывает сначала непонимание, возражение, но потом все больше и больше людей понимают, что это – един­ственно правильное решение. Ведь еще в Евангелии написано, что к ветхой одежде заплатки из новой ткани не пришивают.

 

Наш закон предусматривает очень серьезную процедуру согласования, прежде всего с жителями дома. Если предположить, что жители того или иного дома, хрущевки, коллективно решили: нет, мы не хотим, мы останемся жить в этом доме. Это – их ответственность, и такое возможно. Но рядом будут строиться комфортные жилые дома, туда будут переезжать люди из других домов, и они тогда воочию убедятся в своей неправоте. Но никто никого не собирается переселять насильно. Очень важно найти место в кварталах, которые подлежат реновации, для строительства новых домов, чтобы можно было начать веерное расселение первых хрущевок. Мы пообещали, что будем делать все максимально возможное, чтобы сохранить людей в этом районе, в этом квартале. По 40 кварталам, которые мы первыми предложили под реновацию, такая работа сегодня ведется. Если человек захочет переехать в другой район, он должен будет написать письменное заявление.

 

Насильно переселять не будут

 

Когда говорят о том, что кварталы будут предлагаться уже конкретным инвесторам, это тоже неправда. Потому что все кварталы будут выставляться на торги. Это будет открытый конкурс. Есть очень тяжелые кварталы, где нужно полностью будет менять всю инженерную инфраструктуру. Там нагрузка на инвестора будет очень большая. В этих случаях город будет включаться бюджетом и брать на себя часть расходов. Потому что инженерную инфраструктуру в любом случае надо менять. Нужно менять теплосети, нужно менять водоотводы, нужно менять газопроводы.

 

Если в квартале хрущевок нет свободного пятна под строительство жилого дома, то это пятно будет найдено поблизости. Такая задача поставлена и КГА, и Комитету по строительству, такая работа сегодня ведется.

 

Нужно согласие

 

Люди привыкают к своему району. И конечно же, было бы неразумно вырывать людей «с корнями» и переселять в другое место. Это, безусловно, будет учтено. Но это будет известно только после того, когда пройдет конкурс, когда инвестором будет сделан проект планировки, когда будет принято решение на проектно-изыскательские работы, и правительство убедится, что это серьезный инвестор, что он серьезно работает с населением. И только после этого будет приниматься постановление, пройдут общественные слушания, обсуждение с населением, до всех будет доведена информация.

 

Я понимаю их страхи. Очень часто их обманывали, люди уже не доверяют власти. Но до тех пор, пока не будет достигнуто общественное согласие в данном доме в данном квартале расселения, никаких резких движений, никаких кардинальных решений приниматься не будет.

 

Диалог с людьми очень важен.

 

Прежде чем идти на эту программу, мы провели широкие консультации со строительным бизнесом. Интересна им эта программа или нет? И мы получили положительный ответ от большинства крупных строительных компаний, инвесторов, девелоперов, потому что в городе сегодня уже нет территорий для нового строительства.

 

Я еще раз хочу сказать о том, что смысл и цель этой программы – сохранить людей, проживающих в кварталах этого района, максимально, в этом квартале. Либо в близлежащем квартале. И мы все будем для этого делать. Если люди не согласятся, то это – их право. Тогда можно и квартал исключить из закона, из этого списка. Это их право принять такое решение. Но я бы очень просила прежде чем принимать такое решение, все внимательно взвесить. У меня нет сомнений в том, что разумные петербуржцы понимают, что другого пути нет. Нет другого решения этой проблемы.

 

Городской бюджет обязательно будет участвовать, но в разных долях, в зависимости от того, насколько это привлекательный или менее привлекательный квартал. Но я еще раз хочу сказать, есть, конечно, третий путь – вообще ничего не делать. Но мы не имеем права, как ответственная власть, этого допустить. Кто-то может предложить другую альтернативу? Мы готовы ее услышать. Но есть только один путь решения этой проблемы.

 

Считая экономику каждого квартала, город будет определять участие бюджета. Чтобы обеспечить инвестору разумную, минимально необходимую прибыль, город будет финансово соучаствовать в создании новой инженерной инфраструктуры.

 

Я уверена, сказала Валентина Матвиенко, что абсолютное большинство людей успокоится, когда увидит, что этот процесс продуман, что он учитывает интересы людей. И главное, что ни одна семья не ухудшит свои жилищные условия. А наоборот, абсолютное большинство семей улучшат свои жилищные условия. Что я имею в виду, говоря, что все улучшат жилищные условия? Если это – одиноко проживающий человек, то он по норме получит 33 квадратных метра. Если это – семья из двух и более человек, то на каждого человека будет предоставлено 18 квадратных метров жилья. Такие цифры говорят, что это гораздо больше той площади, которую занимают сегодня жители хрущевок. Кроме того, город пошел навстречу, предложил еще дополнительный социальный бонус, потому что не всегда можно на двоих человек предоставить ровно 36 метров. А если это квартира в 40 метров? А если 42 метра? В этом случае семья может получить бесплатно еще дополнительно 9 метров.

 

Жилищные условия улучшатся

 

Параллельно с этим, отметила губернатор, мы решаем программу расселения коммунальных квартир. И поставили такую задачу, хотя эта задача тяжелейшая, честно хочу признаться. Какой же смысл расселять хрущевки и снова плодить коммунальные квартиры? Если это действительно разные семьи – две, три семьи, – то, безусловно, мы будем учитывать их пожелания и давать разным поколениям, разным уже самостоятельным семьям отдельные квартиры. Если семья захочет жить со своими пожилыми родителями – это пожелание тоже будет учтено. После вступления в свои права инвестора и проведения диалога с жителями каждого дома и достижения понимания, сколько и каких квартир нужно – однокомнатных, двухкомнатных, трехкомнатных, будет составлена квартирография. И в планировке дома будут учитываться пожелания его жильцов. Но конечно, разумные, в рамках законодательства.

 

Любой – и собственник, и наниматель, – если он занимает больше той нормы, которую положено предоставлять, получит жилье не меньшей площади, чем он занимает. Если же у человека есть другая площадь и он не хочет получать жилье, то получит за свою квартиру компенсацию, выплату, естественно, по рыночной стоимости того жилья, которое он занимает.

 

Надо объяснять!

 

Что касается качества строительства, то за домами, которые мы строим за счет бюджета для очередников, для бюджетников, следит Комитет по строитель­ству. Эти дома сдаются с отдел­кой, это не коммерческое жилье. Я думаю, что будут созданы общественные советы из числа жильцов, которые тоже будут следить за качеством строительства. И главное, что до тех пор, пока человек не получит ключи от новой квартиры, его никто не будет выселять. Только после того, как он получил ключи от новой квартиры, он должен будет уехать.

 

И если под этим подпишется 75% жильцов, значит, они останутся жить в этом доме. А другая часть квартала будет проходить реновацию. Если в квартале, где проходит реновация, есть дома, которые построены позже, которые в хорошем состоянии, конечно же, их никто не будет расселять и не будет сносить. Речь идет только о ветхих домах первых массовых серий, которые уже отжили свой век и другого пути, кроме сноса, у них уже нет.

 

Есть, конечно же, группы людей, которые и популистски настроены, и политическим пиаром занимаются. Ну что же делать? В обществе есть разные люди, и мы не имеем права с этим не считаться. Единственный путь – объяснять. Если жители того или иного дома, повторюсь, скажут: нет, мы хотим остаться в этом доме, – это их право.

 



 

Дмитрий Медведев: «Двигаться дальше вперед». А рвачи-то не улетели!. Свет «Балтийской звезды». Русские не сдаются…. Об этом стоит задуматься. Из загса – в детский сад. Нас стало больше.

 

На главную  Власть 

0.0105
Яндекс.Метрика