На главную  Власть 

 

Нужно преодолеть бедность…. «Плаха» вышла в 1986 году, а роман «Тавро Кассандры» практически прошел мимо российского читателя. Получается, что для большинства почитателей вашего творчества последняя встреча с книгами Айтматова произошла два десятилетия назад! В чем причина столь долгого молчания?Шоу-бизнес не дает ходу никому и так губит нашу духовную память.

 

Чингиз Айтматов – автор культовых романов «И дольше века длится день» и «Плаха» – редкий гость под дождливым петербургским небом. Теперь он киргизский гражданин, но по-прежнему наш, российский писатель. Поэтому его так тепло встретили на Петербургском книжном салоне, куда литератор привез новый роман «Когда падают горы, или Вечная невеста».

 

В СCCР ваши книги издавались многомиллионными тиражами. С тех пор многое изменилось, в том числе и люди, читающие книги Чингиза Айтматова. Как вы представляете себе сегодняшнего читателя? Дети оказались заложниками культа жестокости, насаждаемого массовой культурой, заложниками инстинкта убиений.

 

Последние десятилетия у меня действительно была длительная пауза. Чем ее объяснить? Жизнью, наверное. После предыдущего романа «Тавро Кассандры» мне надо было войти в суть новой исторической действительности. Было столько событий, столько служебных дел, как-то незаметно все в пропасть провалилось. Кризисы случаются, но они уходят, и приходят новые открытия. И вот я выхожу на берег. Моя книга «Когда падают горы» – это попытка обратиться к читателю в современных условиях.

 

А она подошла ближе и, глядя мне прямо в глаза, сказала: «Здрав­ствуйте, я Акбара». Это имя волчицы из «Плахи». Я подумал: может быть, она шутит? Хотел спросить ее, почему она идентифицирует себя с волчицей. Но не успел ничего сказать – она не оглядываясь прошла дальше и скрылась.

 

Если читатель не остается равнодушным – для меня это главная удача. Много лет назад в Москве я шел по улице Горького, и среди многих прохожих одна женщина вдруг подняла руку и кивнула мне. Я решил, что это кто-то из моих московских знакомых, приостановился и увидел, что ее не знаю.

 

Как начиналась ваша писательская карьера?

 

Я воспринял это всерьез: видимо, в жизни этой женщины было что-то напоминающее судьбу моей волчицы.

 

Будет ли экранизирована ваша «Вечная невеста»?

 

В годы войны в нашем селении не осталось грамотных, и меня в 14 лет заставили работать секретарем сельсовета. Работа была тяжелая: постоянно приходили «черные письма» – похоронные извещения с фронта, и надо было вручить эту страшную бумагу родственникам. Потом я работал зоотехником. Уже потом я начал учиться на Высших литературных курсах в Москве. Некоторые считают, что именно из-за сельскохозяйственного прошлого у меня в произведениях столько животных. А некоторые шутят, что в прежней жизни я был волком...

 

В новом романе вы описываете современную Киргизию. Образ получился не слишком привлекательным: безработные молодые парни с табличками «Ищу работу», сидящие вдоль трасс, пустеющие школы... Неужели все так плохо?

 

Многие мои произведения экранизированы. Я думаю, для современного автора очень важно, чтобы его произведения находили новое отображение в киноискус­стве. Это дополняет ресурсы литературы. Чем больше зрителей увидит кино, тем больше заинтересуется его источником. Сейчас уже поступило предложение от московских кинематографистов о съемках 3-серийного фильма по книге «Вечная невеста».

 

Вы в курсе, что мы пережили два крупных революционных по­трясения. Одно произошло весной, другое совсем недавно. Сейчас все вроде бы налаживается, находятся компромиссы, постепенно приходит взаимопонимание. Я не принимал активного участия в самих событиях, но написал из Брюсселя обращение к своим соотечественникам «Послание самим себе», где призывал всех проявить терпимость и ответственность и найти способ развить отношения без обострений.

 

Привлекательный образ того или иного общества – это растяжимое понятие. Абсолютно идеального состояния, как мне кажется, быть не может. Идет глобализация и урбанизация. Сельская жизнь не дает людям достаточно средств, все устремляются в города. Киргизия тут мало чем отличается от других стран: в ней остались только отблески минувшей жизни. Конечно, жалко бывает, когда традиции уходят. Поля те же, горы те же, но судьбы людские и общество – другие, так? Самое главное, чтобы перемены протекали в стабильной обстановке, не было войн.

 

Существует убедительная модель – Европейский союз, который, при всех своих внутренних задачах и проблемах, доказал всему человечеству, что можно жить без войн, взаимоистребления и кровавых конфликтов. Чего-то подобного в истории еще не было. Мы должны ориентироваться на это, даже если потребуются столетия, чтобы достичь экономического и политического уровня ЕС.

 

Вы уже не один год живете и работаете в Брюсселе. Может быть, за это время «подсмотрели» европейские пути выхода из кризиса?

 

В 1990 году вы начали дипломатическую службу. Почему вы согласились променять творческую свободу на дипломатические рамки?

 

Я часто говорю в Киргизии о модели Европейского союза. Как устроить нашу жизнь, чтобы дать людям хотя бы минимум – работу и пищу? Сейчас многие люди в Кыргызстане никак не задействованы, а, значит, от них можно ждать все, чего угодно. Преодоление бедности, отсталости – международная задача. Пока этого не произойдет, будут совершаться экстремистские действия.

 

Почему в центре вашего внимания в новом романе оказался именно журналист?

 

Я – человек перестройки. Для меня перестройка была великим потрясением, обретением нового отношения к жизни. Я так переживал за все, что тогда происходило! Я потратил много времени и энергии, чтобы дать ход этому процессу в качестве советника Михаила Горбачева. Но через какое-то время у меня появилась мысль, что так больше продолжаться не может, что мне нужно место, которое позволило бы мне сочетать службу и творчество. В результате стал сначала послом в Люксембурге. Безусловно, политика мешает мне работать над новыми произведениями, но уединяться и монастырствовать я уже не буду. Меня часто спрашивают, как я переношу свою оторванность от родины. Ностальгия, безусловно, есть, но нельзя сказать, что я оторван от Кыргызстана, тем более от Москвы. Потому что есть вездесущие СМИ, есть телевидение, пресса, Интернет.

 

Все драматическое повествование пронизывает легенда о Вечной невесте, которая чудесным видением появляется на заснеженном горном перевале... Это реальная киргизская легенда или вымысел?

 

Это более чем закономерно: вся наша жизнь находит отражение в средствах массовой информации. Сейчас невозможно представить себе ни одного события в обществе без участия, точнее, соучастия, журналиста. Это фигура мирового масштаба – герой нашего времени, если хотите.

 

Что вы думаете о современной молодежи?

 

Ее придумал я, но какие-то похожие отголоски есть в народе в сказках и преданиях. Это легенда о Вечной невесте – великая трагедия о двух влюбленных, которых силы зла разлучили накануне свадьбы и навеки обрекли искать друг друга. Главный герой журналист Арсен Саманчин мечтает, чтобы этот миф был положен в основу оперы. Но сейчас все захватила эстрада, и попытка Арсена включить мифологию в современную жизнь терпит поражение. Шоу-бизнес не дает ходу никому и так губит нашу духовную память.

 

В романе «Плаха» вы весьма осведомленно писали о наркомафии. Откуда такое знание «материала»?

 

Молодежь – это наши дети и внуки, и все, что с ними происходит, непосредственным образом касается и нас. Что может спасти сейчас детей, кроме семьи? Они оказались заложниками культа жестокости, насаждаемого массовой культурой, заложниками инстинкта убиений, заложниками рыночных отношений, наркоиндустрии. Современной молодежи надо не только учитывать опыт предыдущих поколений, но и проникнуться мыслью, что от них во многом будет зависеть судьба будущих поколений. Технологии, достижения цивилизации дают невероятные возможности. То, что сейчас дано человеку в быту, 20-30 лет назад казалось чудом.

 

И услышал в ответ, что это перевозчики анаши. На меня это очень сильно подействовало. Я подошел к этим юношам и каждого стал расспрашивать, почему он здесь оказался. Увы, крестьянин заинтересован в том, чтобы выращивать наркокультуру, а не кукурузу. Потому что на кукурузе он заработает в тысячу раз меньше, а наркотики помогают ему прокормить семью. Сейчас все борются с терроризмом, но ведь дойной коровой терроризма является наркомания. И чтобы преодолеть и то, и другое, нужно преодолеть бедность. Пока ничего в этом направлении не сделано.

 

Однажды я задержался для пересадки на станции Луговая и увидел там пятерых юношей, сидящих за решеткой. Я спросил у милиционера, почему они там.

 



 

Именем Рериха. Коммунальная стратегия. Где ты, синий троллейбус?. Новый союзник России. Трамплин для политика. «До встречи в 2009-м».

 

На главную  Власть 

0.0317
Яндекс.Метрика