На главную  Власть 

 

Лихачев – друг нашей семьи. Игра «в монетку»

 

Можно сказать, что с Дмитрием Сергеевичем я знаком еще с колыбели, – улыбается академик И. Стеблин-Каменский. – Мой отец был другом его молодости, они вместе учились в университете. Моего отца потом оттуда исключили из-за дворянского происхождения, а Лихачева упрятали в лагерь. Наши семьи продолжали дружить и после того, как Дмитрий Сергеевич вышел из лагеря. Одно время они вместе с моим отцом работали в издательстве «Наука». У меня сохранились некоторые книги, на которых значится: технический редактор М. И. Стеблин-Каменский, ученый корректор Д. С. Лихачев.

 

Я так расстроился, что всю дорогу домой безутешно плакал. Отец не выдержал, мы вернулись к Лихачевым и выиграли. С той поры, даря мне свои книги, Лихачев надписывал их так: «Дорогому Ванечке, на память об игре в «монетку».

 

Первое мое воспоминание детства о Лихачеве – игра «в монетку». Мои родители зашли в гости к Лихачевым, и мы стали играть в эту популярную тогда в Питере игру и… проиграли!

 

Наши семьи вместе оказались в Ленинграде в блокаду. Мой отец был тогда хранителем Пушкинского дома, даже там ночевал и провел в городе всю блокаду, а Лихачева скоро эвакуировали. Встретились они снова уже после войны. Мы жили тогда рядом, на Петроградской стороне, мы – на улице Подковырова, а Лихачевы – на Лахтинской. Кстати, на том доме, где жил Лихачев, до сих пор нет мемориальной доски. Помню, мы часто ходили друг к другу в гости, вместе ездили в Комарово, вместе путешествовали, ездили в Закарпатье, вместе встречали Новый год. О чем говорят сохранившиеся в семейном архиве фотографии. Любопытно, что, даже гуляя по пляжу в Комарово вместе с детьми, мой отец и Лихачев были в костюмах и при галстуках. Таковы были манеры русских интеллигентов тех времен!

 

Мой отец в молодости был очень красивым мужчиной, все студентки и аспирантки были от него без ума, а потому когда Лихачев увлекся своей будущей женой Зинаидой Александровной, то попросил его «уговорить» ее стать его женой. Мой отец выполнил эту просьбу! Не знаю, как он это сделал и так ли это было на самом деле, но такая легенда живет в нашей семье.

 

Всю свою жизнь Лихачев много и неустанно трудился. Он был весь в работе. Кстати, такой возможностью он во многом обязан своей жене, трогательно о нем заботившейся. А сам он даже не знал, как газ зажечь!

 

Должен сказать, что, вопреки мифам, вовсе не лагерь был самым тяжелым испытанием в жизни академика Лихачева. Наоборот, он стал для него суровым «университетом жизни», как он сам нередко говорил. Вернувшись, Дмитрий Сергеевич издал книжку о воровском жаргоне. Страшной трагедией для него стала драматическая гибель горячо любимой дочери Веры – одной из двух близнецов. Сильно переживал Дмитрий Сергеевич, когда неожиданно уехала за границу его внучка.

 

Должен сказать, говорит академик Стеблин-Каменский, что лично меня коробят безудержные славословия, не знающие меры и такта, которые раздаются в его адрес в юбилейном году. Уверен, что не одобрил бы этого и сам Лихачев. Он и сам, когда уже стал популярной фигурой, часто говорил, что ему не нравится весь этот «сюсюк».

 

Мистическая связь

 

Должен признаться, что у меня с ним была прямо-таки какая-то мистическая связь. После смерти в 1981 году моего отца он много помогал нашей семье. 30 сентября 1999 года мне приснился странный сон. Должен сказать, что часто вижу «вещие» сны и потом их тщательно записываю.

 

Конечно, Дмитрий Сергеевич был не только огромным ученым, но и обычным человеком со своими слабостями и недостатками. Он был болен язвой, а потому порой раздражался. Характер у него был сложным. Но это был одухотворенный, глубоко религиозный человек.

 

Юбилейный акростих

 

В тот раз мне приснилось, будто я иду по Дворцовой набережной и вдруг вижу группу пожилых, уже умерших к тому времени людей, а с ними – Лихачев. Проснувшись, я тут же записал этот сон. А когда позднее вернулся после работы домой и включил радио, то вдруг услышал: сегодня скончался академик Лихачев…

 

Долго жить на РусиМожно Лихачеву,И хоть как его тряси –Только крепче снову.Русский дух он постигИ прославил до днаЙот и Ять древних книгЛихо, всенародно.Исполать же тебе,Храбрый гражданине!Ангел по твоей судьбе,Чтоб хранил отныне.Еще больше всегдаВсе грядущие года!

 

В заключение хотел бы привести свой акростих, который я написал в 1996 году на 90-летие Лихачева:

 



 

Новая традиция зародится в Петропавлоской крепости 27 мая. Льготникам откроют счета. Музей Охтинской верфи. Настоящее и будущее.. По реке времени. Город – «за»!. Цветы для героя. За строкой бюджета.

 

На главную  Власть 

0.0085
Яндекс.Метрика