На главную  Власть 

 

Иван Вырыпаев:. Иван Вырыпаев – молодой, но уже знаменитый театральный режиссер, актер и драматург из Иркутска, который работает в Московском центре новой пьесы «Театр.doc». Он – лауреат нескольких серьезных премий, в том числе и премии Президентского совета, премии им. Володина «Надежда русской драматургии», молодежной премии «Триумф-2004». Широкую известность и признание получили его работы – «Валентинов день», «Город, где я», «Сны», а также пьеса «Кислород», неоднократно собиравшая полные залы.

 

Мне нравится в Петербурге

 

«Эйфория» получила специальный диплом жюри Кинотавра и малого «Золотого льва Св. Марка» на Венецианском кинофестивале.

 

Однако, наверное, самую большую популярность Ивану Вырыпаеву принес его дебютный фильм «Эйфория», который недавно прошел в российском прокате. Фабулу фильма можно описать так, как это сделала Газета.ru: «Грустная и невероятно красивая история про то, как муж убил сначала собаку, потом корову, а потом жену и ее любовника». Иван Вырыпаев: «Зритель должен пережить, прочувствовать то, что происходит на сцене».

 

В Петербурге молодой драматург останавливается в частной гостинице, которую держат его старинные знакомые. Там он пишет пьесы.

 

В конце ноября Вырыпаев привозил в Северную столицу два своих спектакля – «Кислород» и «Бытие». Мои зрители – это совершенно разная возрастная аудитория, которые ищут свой путь в жизни, в том числе и в «духовном театре».

 

Иван, ваши пьесы играются в 20 театрах. Отличается ли московский зритель, скажем, от иркутского?

 

– В Петербурге мрачноватая атмосфера, но она мне очень нравится. В номере открываю ноутбук и сажусь за работу... Кстати, последнюю пьесу «Июль» я написал именно в Петербурге. Что-то в Берлине, но большую часть все же – в Северной столице, – рассказал Иван Вырыпаев нашему корреспонденту.

 

А вот и не «ух ты». Это означает меньшее количество театров. Ведь как получается – некоторые труппы гастролируют по многим странам. Например, бельгийцы играют вначале на родине, а театральный сезон заканчивают во Франции или Швейцарии.

 

К сожалению, у вас неправильная информация, не в 20 театрах, а в 20 странах мира. Ух ты!

 

У меня большой опыт поездок по Европе с моими спектаклями. «Бытие» и «Кислород» воспринимаются там ровно так же, как и в России. Приятно, что за границей у зрителей такая же хорошая реакция, как у наших, российских.

 

В основном, все постановки идут в Европе. Например, к моей пьесе «Кислород» дважды обратился известный болгарский режиссер Галин Стоев. Сначала он поставил «Кислород» в Болгарии, потом в Бельгии. Говорят, что бельгийский «Кислород» очень лиричный. Я видел постановки Стоева. А другие постановки – нет. Я не люблю ездить, да и времени на путешествия не хватает. Хотя я знаю, что у немцев мой спектакль стал чуть ли не событием года.

 

Да, конечно. Скорее всего, это интеллигентные и культурные люди: от прогрессивной молодежи до библиотекарей и профессоров МГУ. Думаю, обыватели не ходят на мои спектакли. На «Кислород» идут те люди, которые что-то ищут, размышляют о литературе, культуре, каких-то актуальных проблемах.

 

Вы хорошо представляете себе свою аудиторию?

 

Есть ли среди ваших поклонников постоянные зрители, которые ходят на каждый спектакль?

 

В общем, мои зрители – это совершенно разная возрастная аудитория, которые ищут свой путь в жизни, в том числе и в «духовном театре». Причем, молодежи интересны мои спектакли как образец современного искусства, люди постарше очарованы работой с текстом, актерской игрой. А поскольку «ищущих» людей не так много, то мы играем в маленьких залах, куда проданы все билеты.

 

Ничего себе!

 

Да, на «Кислород» люди ходят по 18–20 раз. Иногда вслух прямо во время спектакля повторяют за актерами понравившиеся фразы.

 

Также на наши спектакли по советам преподавателей ходят студенты театральных училищ, с первого по четвертый курс. Так что, можно сказать, на «Кислороде» вырастают актеры, режиссеры, сценаристы.

 

Еще есть определенная группа людей, которая ездит за нами. Например, в конце ноября, когда мы приезжали к вам, в Петербург, с «Кислородом» и «Бытием», то вместе с нами в Северную столицу прибыла группа из Москвы.

 

Ну да, с одной стороны – это режиссерская задумка.

 

Скажите, почему вы играете в собственных пьесах? Актерам не доверяете, или это некая режиссерская задумка?

 

В одном из своих интервью вы сказали: «Я обращаюсь не к мозгам, а к «нутру». В то же самое время вы как-то отметили, что культура нынче в спячке. Как же разбудить это самое «нутро»?

 

С другой стороны, я в каком-то смысле актер по образованию. И пьесы были придуманы так, что мне в них есть место.

 

Как бы вы охарактеризовали героя, про которого пишете? Кто он?

 

Разбудить может философская мысль, но не просто сухо сформулированная, как в газете или журнале, а эмоциональная. Зритель должен пережить, прочувствовать то, что происходит на сцене.

 

Иван, когда вам вручали малого «Золотого льва», что вы чувствовали?

 

У меня много разных героев. Но главное – это человек ищущий, задающий себе вопросы. Человек, который не может примириться с окружающей действительностью.

 

Да, мне было приятно, хотя я не очень озабочен темой призов, мне как-то это «по барабану».

 

Этот «лев» – приз независимого молодежного жюри кинофестиваля в Венеции. Мне было очень приятно, потому что приз не столько престижный, сколько трогательный – ведь он вручается совершенно неангажированной кинематографической молодежью Италии. Любой фестиваль, вы, наверное, знаете, имеет внутренние, политические мотивы. Очень сложно получить приз, избегая «подводные течения». А малый венецианский лев – он очень трогательный, искренний.

 

Это не имеет значения, какой город. В Иркутске некоторые люди тоже потерялись. Почти все. Все зависит от человека. Как говорил один мой преподаватель (и я с ним согласен): «Провинция – это понятие не территориальное, а какое-то внутреннее». Можно в Иркутске не увидеть провинциалов, а в Москве их – пруд пруди. Именно москвичей-провинциалов.

 

Вы – персонаж моды, человек света. Как вам удалось в Москве не потеряться и остаться самим собой?

 



 

Хельсинки приедет в Петербург. Маски Кунсткамеры. Как дела на флоте?. Театр Корогодского. ПРАВИТЕЛЬСТВО САНКТ- ПЕТЕРБУРГА. Воскресимся песней?. Ваша мантия, леди!.

 

На главную  Власть 

0.0103
Яндекс.Метрика