На главную  Власть 

 

Романы на оберточной бумаге. 24 ноября на Васильевском острове, в 5-м павильоне «Ленэкспо», откроется первый Санкт-Петербургский международный книжный салон. Мы продолжаем рассказ о том, что ему предшествовало, и об истории книгоиздания в России…

 

Навстречу первому Санкт-Петербургскому международному книжному салону

 

На этот процесс не смогли повлиять ни Первая мировая, ни революции 1917 года, ни последовавшая за ними гражданская война. Граждане России хотели читать книги, писать и издавать их в условиях любых общественно-политических формаций. Благословенные времена! Сборники стихотворений печатали даже на рулонах обоев, романы – на оберточной бумаге. Впрочем, и деньги тогда выпускались в обращение неразрезанными печатными листами, то есть полотнищами 84 на 112 см, от которых вы сами могли отрезать необходимое количество купюр!

 

Успех первой Всероссийской выставки печатного дела был очевиден, однако воспроизвести его никто не стремился. Причины, по которым этого не произошло, так и остались покрытыми «мраком неизвестности». Несмотря на это, книжное дело в России не только не приходило в упадок, напротив! С отменой жесткой предварительной цензуры и в результате завоеваний первой русской революции российские издатели расцвели: появилось не только огромное количество новых газет и журналов, которые мы несколько позже стали называть «литературно-художественными и общественно-политическими», но и новые издательства росли как грибы.

 

Но это в большей степени относится к полиграфии, а мы говорим о книгах. Так вот, в двадцатые годы прошлого века пышным цветом стала расцветать молодая литература, что не могло не встревожить стоящую у власти партию большевиков. 6 июня 1922 года было принято решение о создании при Народном комиссариате просвещения Главного управления по делам литературы и издательств. Тем самым в стране устанавливалась система надзора за тем, что издают и что читают в нашей стране. То есть возникла Ее величество цензура.

 

Рождение советской цензуры

 

Не могу не привести анекдотичный пример: в одном из первых запретных списков упоминался сборник со смешным для нынешнего уха названием – «Ленин и металлисты». Не было в те годы тяжелого рока, зато были там воспоминания «неправильных» большевиков о том, как Ильич любил рабочих-металлистов…

 

Гайки завинчивались постепенно, незаметно. По сей день мало кто знает, что главным цензором страны была тишайшая вдовица вождя – Надежда Константиновна Крупская! Именно под ее «чутким руководством» составлялись первые проскрипционные списки – перечни книг, которые подлежали немедленному изъятию из оборота, в том числе и из библиотек. И началось! Именно с возникновением официальной цензуры Советский Союз стал «страной с непредсказуемым прошлым». Отправлялись в фонды специального хранения – пресловутые «спецхраны», а чаще – просто уничтожались книги, газеты и журналы, в которых порой просто мимоходом упоминались имена «врагов народа». А число таковых нарастало, словно снежный ком.

 

Неутолимая жажда книги

 

Система изъятия «идеологически вредных» книг прекрасно существовала и после «разоблачения культа личности». Достаточно вспомнить Солженицына, который за пару лет проделал путь к вершине официальной славы, а потом к падению в те же самые «официальные глубины»…

 

Руководители СССР чутко угадывали стремление народа к книге, и вскоре, в конце 70-х годов, решено было создать Московскую международную книжную выставку-ярмарку. Это было нечто грандиозное: десятки стран, сотни издательств со всего мира, невиданное изобилие книг на любой вкус, цвет и политические взгляды! Райские кущи для книголюбов, но с одним лишь маленьким неприятным оттенком: как в любом музее, экспонаты нельзя было брать в руки. Разумеется, кроме идеологически выдержанных.

 

Но жажда книги в народе была неутолимой. Оставим в стороне «сам- и тамиздат»: оставалась неутоленной тяга к просто хорошей книге. Романы, выходившие миллионными тиражами, раскупались в мгновение ока. Книга, а особенно хорошая, мгновенно становилась дефицитом. И, положа руку на сердце, признаем: она стала инструментом установления нужных связей, формой оплаты услуг – наравне с дорогими коньячными бутылками!

 



 

Идут служить с улыбкой!. Высший класс. Строить дороги мирового уровня. Правительство Санкт-Петербурга. Игорная «война». Морской столице — судоходную компанию. Пять лет в кадре.

 

На главную  Власть 

0.0159
Яндекс.Метрика