На главную  Власть 

 

Поджог или халатность?. Чудесное спасение Крыша Троицкого собора сгорела, но стены уцелели. Из городского бюджета на его реставрацию выделено 50 млн. рублей.

 

После сильнейшего пожара жизнь в Свято-Троицком Измайловском соборе продолжается. Первые три дня службы проводились на улице, а сейчас прихожане собираются в малом приделе храма. Иконы удалось спасти, в том числе и «Святую Троицу», подаренную храму Владимиром Путиным.

 

Пожар полностью уничтожил верхнюю часть главного купола и малого северного. «Когда начался пожар, в соборе шла вечерняя служба, — рассказал о. Константин о событиях 25 августа. По окончании службы прихожане стали помогать выносить из горящего здания ценности. Руководитель Петербургского отделения Росохранкультуры Виталий Калинин примчался к собору минут через двадцать после начала пожара. Выносить церковные ценности пришлось через двери южного портика. «Двери выламывали руками. Помогали молодые парни-прохожие. В выносе ценностей участвовало человек 20-2 Нам удалось эвакуировать самые ценные иконы, среди них икона XIV века «Святая Троица», подаренная собору Владимиром Путиным. Также мы сняли иконы, принадлежащие Русскому музею. Это очень тяжелые холсты, к счастью, они просто висели на крюках и не были привинчены к стенам. Позже выяснилось, что отец Геннадий и прихожане, вынося утварь, спасли еще три иконы Русского музея», – вспоминает Виталий Калинин. «С Божьей помощью удалось все сохранить», – добавляет о. Константин.

 

Все стены храма целы и даже не закопчены. Собор обязан «чудесным спасением» не только пожарным, но и создателю собора – архитектору Василию Стасову. Он спроектировал здание так, что даже обрушение главного купола не привело к уничтожению внутренних покоев собора. «Собор спас внутренний каменный купол, находящийся под главным куполом, – поясняет один из его служителей, отец Константин. – Если бы он не выдержал натиска огня, страшно подумать, чем бы все закончилось. Даже храм Христа Спасителя рухнул бы – нет на сегодняшних строителей ни Бога, ни царя!»

 

Горожане рвались в горящий собор – выносить то, что еще можно спасти. Милиции с трудом удалось сдержать толпу. «Была угроза обрушения кирпичного свода», – объясняет исполняющий обязанности начальника ГУ МЧС РФ по Санкт-Петербургу Леонид Беляев. Горожане беспомощно смотрели на огромный факел, многие крестились, плакали и молили небо о ливне. «Это очень плохой знак, – повторяла одна из прихожанок. – Перед войной тоже храм сгорел». Кто-то возмущался: «Надо было ставить металлические леса, а не деревянные, и ничего бы не произошло!» Через несколько минут начался ливень. Прихожане не открывали зонты и продолжали молиться.

 

С риском для жизни

 

Не обошлось и без проблем. Длины рукавов не хватало, а лестницы едва-едва доставали до куполов: высота купола собора – 80 метров, а максимальная высота, на которую поднимаются пожарные лестницы – 50 метров, поэтому работа высотных брандспойтов на пожаре была недостаточно эффективной.

 

«На балюстрадах собора с риском для жизни работали лучшие пожарные Петербурга, и именно благодаря им огонь не перекинулся на деревянные леса внутри храма, на реставрируемый иконостас», – отмечают в МЧС.

 

Что делать и кто виноват?

 

К тому же пожарные не смогли вовремя доехать к месту происшествия из-за пробок в центре города. Специальный вертолет прибыл только через два часа. Он набирал воду в Неве (по три тонны за раз) и выливал ее на горящий собор. Полностью огонь удалось потушить лишь спустя четыре часа.

 

Работы по восстановлению уже начались. Бригада высотников затянет пострадавший от огня купол защитной сеткой. Затем вместе со специалистами МЧС они спустят на землю обгоревшие части. Для этого соберут две «этажерки» – специальные лестницы для демонтажа крупногабаритных конструкций. Скорее всего, сооружением временной кровли займется прежний генподрядчик. «Купол можно начать изготавливать на земле с начала следующего года, а уже весной можно будет установить. Первый этап – разработка проектно-сметной документации, второй – возведение стропил», – делится планами на будущее Виталий Калинин. А пока священнослужители хотят отгородить один придел и там обустроить маленькую церковь.

 

Пока на месте пожара идет разбор завалов. В Союзе реставраторов отмечают, что, несмотря на перенесенный пожар повышенной степени сложности, каркасная конструкция купола не повреждена и внутреннее убранство храма не пострадало, подчеркнув, что «серьезная потеря – сложная конструкция реставрационных лесов». С внутренней кирпичной стороны купола сохранилась живопись, несмотря на то, что во время пожара эта сторона была сильно раскалена. Теперь по ней активно развиваются трещины. По словам начальника управления Госпожнадзора ГУ МЧС по Петербургу Максима Бирюкова, с купольной частью ничего не произойдет, если выдержит замковый кирпич, на котором держится свод. Он от огня практически не пострадал, но раствор, которым кирпич скреплялся, выгорел. Так что купол требуется срочно законсервировать, чтобы снег и вода не попадали внутрь храма. Проект консервирующего купола – его возведут осенью – уже разработан. Еще до наступления холодов будет возведено временное покрытие, а также укреплены несущие конструкции кирпичного потолка, на котором висит главная трехтонная люстра храма.

 

Священнослужители отрицают версию возгорания из-за сварочных работ. «Некоторые очевидцы сумели сделать фотографии пожара, на которых изображены факты, указывающие на поджог, – утверждает отец Константин. – В адрес священнослужителей неоднократно поступали угрозы от националистов в связи с тем, что на Троицком соборе изображены шестиконечные звезды». По словам прихожан, прямо перед пожаром был слышен сильный хлопок, напоминающий взрыв пиротехники.

 

Причина возгорания до сих пор не выяснена. По предварительным данным, причиной пожара могло стать неосторожное обращение с огнем. Но не понятно, кто с ним неосторожно обращался – за час до пожара настоятель храма с главным инженером поднимались наверх, где изучали возможности демонтажа креста. «Последний рабочий спускался вниз за 15 минут до пожара и не видел никаких признаков огня», – утверждает отец Геннадий. К тому же, по словам священнослужителей, строительные леса были обработаны огнестойким составом, а потенциально опасное оборудование отсутствовало. Огнетушители там висели практически на каждом столбе. «Исходя из журнала учета, никаких сварочных работ в тот день не велось, – говорит Виталий Калинин. – К тому же брус, из которого сделаны леса, – примерно 50 на 150 мм, дерево такой толщины не может загореться из-за одной спички без бумаги и лучины».

 

И везде отмечаются нарушения пожарной безопасности.

 

А вот в МЧС почти уверены, что возгорание возникло из-за неосторожности при проведении сварочных работ. «Следствие выяснило, что в соборе велись сварочные работы, – заявил Леонид Беляев. – Во время пожара в соборе разорвался газовый баллон, а на месте сварки найден сварочный аппарат». Сразу после трагедии в Троицком соборе началась проверка пожаробезопасности всех памятников культуры, находящихся на реставрации.

 

Не было бы счастья, да несчастье помогло?

 

Священники, как это ни парадоксально, видят в пожаре Божий промысел. «Если бы не пожар, реконструкция затянулась бы еще лет на 1 Возможно, Господь увидел, что власти не помогают реставрации, и таким образом привлек внимание к этой проблеме, – считает отец Константин. – Сейчас люди несут и несут пожертвования – иногда последнее золотое колечко, и мы уповаем на скорое возрождение храма».

 

«Финансировать восстановление Троицкого собора будет виновный в возникновении пожара», – заявила губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Она отметила, что город будет разбираться в происшедшем, и если виновной будет признана реставрационная фирма, то ей предстоит возмещать все убытки.

 

Нынешний ремонт был третьим по счету. На работу уже потратили более 15 миллионов рублей. Ущерб от пожара как минимум в 10 раз больше. По словам председателя комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) Веры Дементьевой, точную сумму, необходимую для реставрации собора, можно будет назвать только после завершения обследования здания. Уже принято решение о выделении на реставрацию храма 50 миллионов рублей из городского бюджета. Готовы помочь и питерские бизнесмены. Сгоревший главный купол Свято-Троицкого Измайловского собора собираются восстановить всего за полтора года. Если бы не пожар, то восстановительные работы могли затянуться на долгие годы. Реставрационные работы будут проводиться с апреля по сентябрь будущего года.

 

Храм освятили через семь лет после закладки, в 1835 году. Троицко-Измайловский собор стал самым крупным православным храмом в мире. После революции 1917 года собор был разграблен и закрыт для богослужений. Собор сильно пострадал во время артобстрелов в 1943 году – в стенах храма даже сохранились неразорвавшиеся снаряды. Верующим храм вернули только в начале 90-х годов. К 300-летию города сняли леса с большин­ства малых куполов. Им вернули первозданный – голубой со звездами – цвет. Оставалось отреставрировать главный купол. В начале августа купол закрыли строительными лесами...

 

Каким будет восстановленный купол – деревянным или металлическим, как и его меньшие братья, – пока неизвестно. Впрочем, изначально на собор был установлен купол из металла. Его по поручению Василия Стасова спроектировал немецкий инженер. Вскоре во время наводнения всю конструкцию сдуло ураганным ветром. Заказчик и главный жертвователь храма – царь Николай I – осерчал и посадил Стасова на гауптвахту. Потом глава государства разобрался, немца выдворили из страны, а Стасову предложили построить деревянный купол по эскизу самого царя. Так был воздвигнут крупнейший в Европе купол с деревянным каркасом.

 



 

«15 +15» ,15 лет ждали, 15 месяцев подождем,. Достоевский и… Депардье. Бюджет в интересах людей. Мостов будет больше. Причуды московских миллионеров. Греческие уроки для русских. Театр на Итальянской.

 

На главную  Власть 

0.013
Яндекс.Метрика