На главную  Власть 

 

Бульвар Царевича. В старинном районе курортного города Ницца есть неширокая тихая улица, ведущая к храму, бульвар Царевича. Идти недалеко, за первым поворотом светлым фантомом Спаса-на-Крови встает Никольский кафедральный, церковно-исторический мемориал.Русская церковь Святого Николая в Ницце – самая большая на Средиземноморском побережье. Она была построена на деньги русского царя.

 

Скоро в Петербурге состоится торжественная церемония перенесения в Петропавловский собор из Дании праха русской императрицы Марии Федоровны. Корреспондент нашей газеты побывала в Ницце, где умер первый жених датской принцессы цесаревич Николай. Перед смертью цесаревич поручил младшему брату Александру заботу о Дагмаре, своей нареченной невесте, и соединил их руки. Так датская принцесса стала потом русской императрицей, женой Александра III, а ее сыну, тоже названному Николаем, было суждено оказаться последним русским царем.

 

Мелкие буржуа на садовых скамейках пускаются в приятные воспоминания. Звучит изысканный чужой язык. Скрипят качели. Женщина с лицом толстовской героини рассказывает своему послушному ребенку, как его здесь младенчиком крестили и батюшка водичку из купели вылил под березку.

 

У входа радостное оживление. Яблочной красоты царевна в кружевах певуче переводит непонятливому жениху, где встать, как приобнять, как подать руку и вести к венцу. Фотограф щелкает, и птичка вылетает. Пара позирует на апельсиновом фоне собора, потом обняв ствол пальмы в парке, потом по очереди за рулем блестящего «Пежо» и уезжает, необвенчанная.

 

Кто смотрит на часы, кто на распахнутые двери. Незадолго до начала службы столик кассира убирается. Милости просим! Вход свободный. Чета пенсионеров первой заходит и оглядывает храм. Много икон отличного письма, резьба иконостаса, позолота, но роспись потолка и стен явно нуждается в реставрации.

 

Березки две, стройные, но не рослые в тепличном климате Ривь­еры.

 

Никто уже не помнит тех времен, когда на службах в русской церкви яблоку негде было упасть. В первых рядах сиятельные прихожане, члены императорской фамилии, а старая Никольская тесна, хор певчих слушали на паперти. Русская община Ниццы решила обратиться Петербург. Помощь пришла незамедлительно, лично от императора. Участок был – парк вокруг виллы Бермонд, где в апреле 1865 года закончил свои дни и был забыт историей царевич Николай, старший сын Александра II.

 

Священник в золотом парчовом саккосе обводит взглядом паству. Французские пенсионеры деликатно семенят к выходу, храм сразу заметно пустеет. Батюшка медлит, смотрит каждому в лицо и начинает литургию, не жалея голоса. Три руки в левом приделе крестятся, эшарпы кланяются в такт. Маленький прихожанин не умеет, с любопытством вертит головой.

 

Следов печальной виллы нет, на месте спальни цесаревича, прожившего всего двадцать один год, поставили, по указанию отца, часовню в его память. Перед смертью цесаревич поручил младшему брату Александру заботу о Дагмаре, своей нареченной невесте, и соединил их руки. И стал конец началом, золотым кольцом. Уже на следующий год, из уважения к последней воле брата и личным качествам датской принцессы, наследник сделал ее русской цесаревной Марией Федоровной. Первенца цесаревича нарекли Николаем (полный тезка дяди), что счастья и ему – последнему русскому царю Николаю II – не принесло.

 

В центре парка, приобретенного в собственность императорской семьи, среди вечнозеленых пальм и кипарисов, в 1912 г. отстроили прекрасный собор Св. Николая с пестрыми куполами, самый большой на Средиземноморском побережье. Благодарные русские прихожане выкупили два участка перед фасадом храма, чтобы французы не застроили, чтоб был русский простор. Улочка между ними названа рю Николас II.

 

Вторую половину жизни – горькую – императрица Мария Федоровна вдовствовала, пережила трагический конец любимых сыновей и внуков, покинула Русскую землю на борту английского крейсера «Мальборо», и даже похоронена была вдали от мужа в усыпальнице датских королей в Копенгагене. До последних дней она не верила в трагическую смерть Николая II и его семьи и даже запрещала служить по ним панихиды, полагая, что они «чудодейственным образом» спаслись. Императрица отказалась принять следователя Н. Соколова и собранное им досье, а также «коробку с находками».

 

Мария Федоровна приняла православие и пользовалась большой любовью в русском народе за свою неустанную благотворительность. Как вспоминал князь Феликс Юсупов, «очарование ее личности оказывало магическое воздействие на всех, кто ее окружал. А по своему уму и политическому чутью она играла заметную роль в делах империи».

 

…Бас-колокол гудит уже под самым сводом храма в далекой Ницце. Господи, помилуй, господи, помилуй, сколько гроз и радуг у нас над головой!

 

Но придет скоро время, и вернется она под свою русскую березку, в тот храм на берегу далекой Невы, где оба брата, так любившие ее.

 



 

Деградация жанра комедии. Инвестиции из Японии. Диалог с Петербургом. Опасность «карты национализма». Мнения власти, горожан и бизнесменов. Человек на одном колесе. Лекарства – каждому льготнику.

 

На главную  Власть 

0.0105
Яндекс.Метрика