На главную  Власть 

 

Чистое кино. Этим летом должен был состояться первый крупный фестиваль – «Санкт Петербург», вызвавший немало споров, но он так и не прошел, да и вряд ли Марку Рудинштейну и Дмитрию Месхиеву удастся изобразить хлебосольных хозяев, они же не Никита Михалков, чтоб поить водкой Джека Николсона и потчевать грибочками заморских гостей... В общем, любое крупное событие питерская атмосфера способна превратить в нечто подобное... Зато все андеграундное, неформатное расцветает на наших болотах буйным цветом. Клубы для «золотой молодежи» с шампанским пустуют и проигрывают сто очков дешевым барам с диджеями и сквотам, официоз в наших широтах как-то органически не принимается. До недавнего времени самыми популярными «зрительскими» фестивалями были башировские «Чистые грезы» и «Послание к человеку», основной профиль которых – короткометражки, анимация и арт-хаус. И вот в этом году подряд состоялось два таких фестиваля – «Послание к человеку», прошедший на месяц позже обычного, и стартовавший сразу после него «Open cinema». Формат «Open Cinema» во многом схож с «Посланием», но здесь все поставлено на более широкую ногу – основные показы прошли на пляже Петропавловской крепости, сопровождались живыми концертами... Вообще – размах фестиваля оказался широк, и организаторам на удивление удалось совместить этот размах с той самой заветной андеграундностью. Бог его знает, станет фестиваль традицией, займет свою нишу или нет – это не важно. А важно то, что фестиваль оказался туго набит не только неформальным искусством, но и милыми накладками, зависаниями компьютеров, оговорками – всеми замечательными компонентами питерской «тусовки». Это действо не для критиков, не для режиссеров, это не междусобойчик... Такие фестивали чаще всего называют «зрительскими» – те фильмы, что были показаны на «Open Cinema», не увидишь, в общем-то, нигде больше. Жюри не видно и не слышно, золотые фигурки божков здесь не вручают, прямые трансляции по государственным каналам не организуют, и звезды не бегут по ковровой дорожке. Зрители сидят на импровизированных трибунах под открытым небом и смотрят все то, что есть нового в кино. Нового – потому что именно в коротком метре и анимации в первую очередь проявляются все те веяния, которые через пару лет появятся в «большом кино». Это самое «большое кино» в себя впитывает как губка.

 

До сих пор Петербург не был столицей крупных фестивалей полнометражного кино. Ни один слет кинематографистов не то что мирового – уровня страны у нас в городе не проводился никогда. Назвать масштабным, скажем, «Фестиваль фестивалей» или «Виват, кино России!» никак не получается – они больше похожи на славные междусобойчики, посиделки в гостях у гостеприимного, но небогатого и не особо хлебосольного хозяина.

 

Если в каком-нибудь «Ночном дозоре» или «Девятой роте» цифровое искусство служит лишь развлечению, их используют только как эффект, то в неофициальном искусстве 3D анимация используется широко и уже очень давно, по сути, все современное искусство привязано в ней.

 

Анимация – это как раз то искусство, которое всегда остается неофициальным. Оно сразу разрушается и перестает быть интересным, выходя в мэйнстрим – какой-нибудь «Алеша Попович» выглядит детскими забавами любителей, первыми шагами в анимации рядом не то что с шедеврами Норштейна – даже с популярным японским мультиком «Кошачий суп», до сих пор гуляющим по сети. Со времен «Масяни» мультики – это особый жанр, пространство для самых смелых экспериментов – и чисто технических, и сценарных. Анимации не стыдно быть несерьезной, злободневной. Мультипликаторам дозволено больше, чем кинематографистам. На «Open Cinema», среди прочих, показал свой мультик и самый, пожалуй, интересный и к тому же самый андеграундный нынешний аниматор – Иван Максимов, известный буквально всем по коротким роликам про школу, которые показывали когда-то по MTV. На фестивале же Максимов показал трогательную короткометражку про девочку и воду – все в ней вполне узнаваемо-максимовское: и футуристические пейзажи, и киберпанковый сюжет, и трогательно-уродливые персонажики... Но в анимации-то и заключается основной подвох: «Open Cinema» – фестиваль, где бал правят зрители, и их мнение здесь ключевое. Публика же нынче как никогда внимательна к технике, к тому, насколько оригинально произведение сделано. Большинство же мультипликаторов, как ни крути, идут по проторенной дорожке, стараются выжать максимум из оригинальных находок своих предшественников. Количество мультиков, нарисованных пальцами, рисунков на песке (избитых так, что уже использованы даже в заставке канала «Animal Planet») и эпигонов японской анимации просто потрясает. Как в любом искусстве, в андеграунде не все художники – гении, даже авангардистом назвать можно лишь некоторых.

 



 

За возрождение духовной культуры. Доброта русских. НОВОСТРОЙКИ – ПОСТАНОВЛЕНИЯ – ЗАКОНОПРОЕКТЫ. 250 лет… новой Александринке!. Льготные тарифы в действии. К 2008 году все подъезды приведут в порядок. «Как паркет для танцев!».

 

На главную  Власть 

0.013
Яндекс.Метрика