На главную  Власть 

 

Приключения елки в России. В Древней Руси ель и в самом деле считали символом смерти. Самоубийц обычно зарывали между двух елок. Из ели строго запрещали строить дома, а еловые ветки использовали для похорон. Помните у Пушкина в «Пиковой даме»: «…Германн решил подойти к гробу. Он поклонился в землю и несколько минут лежал на холодном полу, усыпанном ельником». Это отразилось даже в народном фольклоре. «Угодить под елку» означало «умереть».

 

Далеко не всегда нарядная елка была в Петербурге символом Рождества, Нового года, праздника и веселья. Еще во времена Пушкина ель обозначала в России совсем другое, она была… символом смерти!

 

Началось в Германии

 

Откуда же пошел такой странный обычай? По всей вероятности, он пришел к нам из глубокой древности. Еще Плиний Старший (I век н.э.) называл ель «похоронным деревом». Если в еловое дерево, растущее возле дома, вдруг ударяла молния, то в древние времена это рассматривалось как предвестие скорой смерти его хозяев.

 

Некоторые утверждают, будто обычай новогодней елки в Петербург из Германии завез Петр Первый, но это не так. Царь и в самом деле издал указ, рекомендовавший организацию новогодних праздников. Согласно документу в столице было велено «пускать ракеты, зажигать огни и украшать столицу хвоей». Однако о самой рождественской, нарядно украшенной ели речь еще не шла.

 

Из символа смерти в нарядное рождественское дерево ель – символ праздника и веселья – превратилась на территории Германии. Вероятно, по той причине, что там вечнозеленая ель почиталась с древних времен как «царица германских лесов», олицетворение неумирающей природы. В Германии издавна бытовал обычай идти на Новый год в лес, украшать там ель, после чего вокруг нее совершались соответствующие обряды.

 

А вот нарядная рождественская ель как традиционный символ праздника появилась в Северной столице все-таки благодаря немцам, в большом количестве проживавшим в Петербурге, особенно на Васильевском острове. Именно они принесли к нам эту традицию. А первым из русских, кто решился отпраздновать Рождество под елкой, был Николай I. Произошло это в конце 1830-х гг. После чего императору стали подражать в знатных домах Петербурга, а потом обычай распространился и на весь город. «В Петербурге все помешались на елках», – констатировал Н. Панаев. А первая публичная нарядно украшенная ель была установлена в нашем городе в 1852 году у здания Екатерингофского вокзала.

 

После петровского указа ель в России стала символом питейных заведений. Ели или еловые ветки привязывали к колу для обозначения кабаков, которые так и стали называть «елками». «Попасть под елку» означало «напиться». Не случайно и сегодня сеть ресторанов называется у нас «Елки-палки».

 

«Поповский пережиток»

 

Кстати, Санта-Клаус, а в России – Святой Николай появился на берегах Средиземного моря еще в III веке н.э. Это был человек по имени Николай, который охотно помогал бедным. Однажды он тайно проник в дом одного нуждающегося крестьянина и спрятал у него в дымоходе мешок с деньгами. После смерти Николая его причислили к лику святых, и именно от него пошла традиция вешать в ночь под Рождество возле печи или камина чулок или мешок с подарками.

 

Поэтому до 1935 года в СССР Новый год встречали вообще без елки и застолья, а только под кумачовыми лозунгами и портретами коммунистических вождей. Однако потом Сталин ее все-таки разрешил.

 

В советские времена елку, как и Рождество, коммунисты запретили, назвав их «отрыжкой капитализма» и «поповскими предрассудками». Особенно постарался в обосновании этого решения Емельян Ярославский – официальный организатор в СССР антирелигиозных кампаний. В новогоднюю ночь по улицам городов курсировали отряды бдительных комсомольцев, высматривая, не горят ли где праздничные «контрреволюционные» огоньки. Ведь 1 января рано утром трудящимся надо было идти на работу, где наступление Нового года бодро отмечали митингами и собраниями.

 

Разумеется, что в те годы ничего нельзя было сделать без предварительного согласования с «лучшим другом советских детей». Постышев будто бы спросил однажды Сталина: «А не вернуть ли нам детворе елку?», и тот будто бы согласился. Таким образом, елка в СССР вернулась, но уже, конечно, не рождественская, а новогодняя (хотя самого инициатора этой инициативы – Постышева – потом расстреляли).

 

Заслугу в возвращении лесной красавицы приписывают Павлу Постышеву. 28 декабря 1935 года в «Правде» появилась за его подписью статья «Давайте организуем к Новому году детям хорошие елки!».

 



 

Ноутбук вместо букваря. Заседание правительства: цифры и факты. Соболезнования губернатора. Мнения специалистов:. Насчет студентов и картошки. Максим Шостакович: Петербург – ощущение счастья. Cпортивная хроника.

 

На главную  Власть 

0.0075
Яндекс.Метрика