На главную  Власть 

 

Лучший театр мира. Адрес Мариинки, как его называют в народе, запомнить просто: Театральная площадь, дом Его труппа «не для одних комедий и трагедий, но и для оперы» была создана в 1783 году, и в этом году ей исполнилось 225 лет. Она называлась «русской придворной». «Русской», чтобы отличать ее от выступавших тогда в России многочисленных итальянских и французских артистов. Ну а «придворной», потому что театр назывался еще и «императорским» и финансировался из казны.

 

«Театр уж полон, ложи блещут…» – писал в свое время Пушкин о лучшем театре Петербурга. Но тогда им был вовсе не Мариинский. А другой, который стоял на месте нынешней консерватории и назывался Большим. На месте же нынешнего Мариинского театра в те времена находился цирк, который потом сгорел.

 

Храм с бархатной обшивкой голубой,Мелодиями пахнущий, уютный…Писал о Мариинском театре Игорь Северянин.

 

Нынешнее здание театра было построено архитектором Альбертом Кавосом в 1860 году и названо «Мариинским» в честь Марии Федоровны, супруги Александра II. Открыт он был в том же году оперой Глинки «Жизнь за царя». Когда двери распахнулись и первые зрители вошли в зал, то восторгам не было предела – настолько он был великолепен. И до сих пор Мариинский считается одним из лучших театров мира. В прошлом с ним были связаны такие блестящие имена оперы и балета, как Мариус Петипа, Стравинский, Шаляпин, Уланова, Собинов и др. Декорации для него делали такие художники, как Бенуа, Добужинский, Коровин.

 

В 1919 году театр получил название «академического», а после убийства Кирова ему присвоили его имя. Хотя, конечно, тогдашний руководитель Ленинграда никакого отношения к театру не имел. Историческое название театру вернули в 1991 году.

 

Публика буквально ломилась на спектакли. Накануне премьер у касс выстраивались длинные очереди. Чтобы с ними бороться, полиция придумала оригинальный способ. За полчаса до открытия касс к ним подходил городовой и в произвольном порядке раздавал номера. Смысл заранее занимать очередь пропал…Публика буквально ломилась на спектакли. Накануне премьер у касс выстраивались длинные очереди. Чтобы с ними бороться, полиция придумала оригинальный способ. За полчаса до открытия касс к ним подходил городовой и в произвольном порядке раздавал номера. Смысл заранее занимать очередь пропал…

 

Красочно описывает посещение театра в своих мемуарах Сергей Палеолог, выдающийся государ­ственный деятель конца XIX – начала XX века. «Давали «Спящую красавицу», – вспоминает он, – танцевала Кшесинская. Внешний вид залы первого абонемента балета представлял собой необыкновенную картину. В ложах – дамы, поражающие своей красотой и изяществом, в умо­помрачительных туалетах, богатейших бриллиантах и драгоценных камнях, в партере – элегантные штатские во фраках, гвардейские офицеры в самых разнообразных блестящих мундирах и тоже целый цветник разодетых по последней моде красавиц… Тут министр двора Фредерикс, градоначальник Клейгельс, известные балетоманы: свитский генерал Николаев, директор горного департамента Скальский, г. Безобразов, ген. Винтулов, писатель Плещеев, автор истории русского балета, критик Светлов и др.

 

Необыкновенная картина

 

В ложах бельэтажа обращают на себя внимание стильная красавица Р. К. Орлова и эффектная О. А. Валуева в ослепительной бриллиантовой диадеме.

 

Ложи чуть ли не потомственно принадлежат представителям высшего петербургского света, посольствам, гвардейским полкам, фешенебельным клубам, финансовым тузам. Вот в бенуаре ложи конногвардейцев, желтых кирасир, улан, преображенцев, гвардейского экипажа, яхт-клуба, английского клуба.

 

Оркестр, состоящий из 150 музыкантов, в числе коих имеется несколько профессоров консерватории и знаменитых артистов с мировыми именами, исполняет увертюру, и, наконец, взвивается занавес».

 

В глубине ее ложи виднеется оригинальное, умное лицо министра путей сообщения кн. Хилкова.

 

«Посещение театра, – продолжает Палеолог, – было особенно привлекательным, во-первых, потому, что музыка и танцы удивительно успокаивали нервную систему, затем было приятно в такой обстановке раз в неделю встретить почти всех своих друзей и знакомых, пофланировать в антрактах в фойе и в милом обществе закончить вечер в одном из элегантных ресторанов».

 

«Мне, – отмечает Палеолог, – приходилось до этого часто бывать в московском балете, а впоследствии в Парижской Большой опере, в Берлинском, Венском, Римском и Мадридском королевских театрах, но такого ансамбля, такой роскоши декораций, богатства костюмов, массовых сцен, огромного по количеству кордебалета, стройности и четкости пластического исполнения, световых эффектов и последних достижений в области балетного искусства и техники я не видел нигде и никогда. Недаром петербургский балет считался первым в мире, и когда С. П. Дягилев повез с собой часть его за границу, то поездка оказалась сплошным триумфом и в Европе, и в Америке…»

 

Как и в любом театре с длинной историей, бывали в нем и громкие скандалы. Как, например, увольнение блестящего танцора Вацлава Нижинского. В балете «Жизель» он вышел на сцену в чересчур смелом костюме, изготовленном, кстати, по эскизу Бенуа. Члены императорской семьи в ложе оскорбились и сочли это непристойным. Несмотря на то что тогда Нижинский был звездой первой величины, сохранить его в труппе не удалось.

 

Шаляпин на коленях

 

Капельдинеры в орденах

 

Другой скандал разыгрался вокруг Шаляпина. В 1911 году хор театра решил потребовать повышения зарплаты оригинальным способом. По ходу оперы «Борис Годунов» он вдруг запел «Боже, царя храни!» и стал на колени перед царской ложей. Находившийся на сцене Шаляпин растерялся и последовал примеру хористов, что вызвало негодование тогдашней «прогрессивной общественности». Газеты обрушились на певца с критикой, а Георгий Плеханов прислал ему назад подаренную фотокарточку с припиской: «Возвращается за ненадобностью».

 

«Теперь осколки этого распыленного балета, – с грустью писал уже после революции в эмиграции Палеолог, – разносят по всему свету заслуженную славу русского искусства, а было время – оно у всех еще на памяти, – когда наши умники называли его прихотью русских царей. Да, надо согласиться с тем, что вся мощь, вся слава, все богатство старой России были «прихотью» наших царей».

 

Оригинальной «достопримечательностью» старого петербургского театра были, как пишет Палеолог, «симпатичные парадные старички-капельдинеры». «Некоторые из них были в пенснэ, – одетые в своеобразные ливрейные фраки с золотыми галунами, украшенные двуглавыми орлами и медалями. Все эти дисциплинированные и опрятные театральные старожилы знали досконально всю публику первого абонемента, предупредительно вручали нам афиши, называли по имени и отчеству, шепотом сообщали балетные новости, провожали до кресла, поздравляли на Пасху и Новый год. Большинство капельдинеров были отцами тех волшебных фей, танцами которых мы любовались на сцене, в кордебалете».

 



 

Петербургу придется подтянуться. Владимир Путин: Не надо контролировать СМИ. Бульвар Царевича. Студенты избавят город от проблем. Закат Запада и Россия. Высокая оценка. Петербургская мозаика.

 

На главную  Власть 

0.0076
Яндекс.Метрика