На главную  Власть 

 

Русская девушка Джеймса Бонда. Новый фильм о Бонде впервые дает нам возможность насладиться красотами подлинно русской девушки Бонда – Оксаны Куриленко. Безусловно, продюсеры чувствовали, что Бонд, который так похож на Путина своей наружностью и поведением – лаконичный, бесстрастный поклонник боевых искусств, человек-машина, – заслуживает, чтобы его спутницей была подлинная «русочка» или, я бы сказал, «Наташа».

 

Американский журнал «Форбс» пишет об Ольге Куриленко, сыгравшей «подругу Джеймса Бонда», и о «феномене Наташи» на Западе. Ниже следует сокращенный текст статьи.

 

Турки прозвали этот феномен «Новой русской революцией», поскольку он вызвал социальный переворот на черноморском побережье Турции – прочном оплоте мужского шовинизма в паре сотен миль от Крыма. Мужчины неожиданно обнаружили, что вокруг полно блондинок. Популярная песня об этом гремела в каждом такси: «Ой Наташа, ой Наташа, ой, ой, ой». Их жены и дочери выходили на улицы с плакатами «Наташа go home».

 

Лет десять назад один известный американ­ский журнал отправил меня в Москву исследовать «синдром Наташи», как это тогда называлось. За годы, прошедшие после падения железного занавеса, мощная волна искательниц приключений хлынула за пределы бывшей советской геосферы. При помощи своих прелестей они намеревались сколотить состояния в твердой валюте по всему миру. Пожалуй, ими был освоен каждый континент, за исключением Африки, – от Японии и Китая до Турции, Саудовской Аравии и Европы.

 

Синдром Наташи – вот, как это назвали в мире, и он был повсюду. Повсюду, но, видимо, не в Нью-Йорке. В доинтернетные ранние девяностые о нем не было ни одного упоминания в СМИ. Город без Наташ? В Бруклине их было полно. Но политкорректность затуманила радость и правдивость американской свободы слова, и никто в печати не смел признать этот феномен. Поэтому я предложил сюжет нью-йоркскому журналу, получил задание и с удовольствием погрузился в исследование.

 

Это привело к ощутимой трансформации стального, непреклонного темперамента местных усачей: они заново полюбили жизнь, став почти по-калифорнийски благодушными. Безудержная «русски-филия» укрощала и смягчала их.

 

Мы жили в нежном мареве культурной индоктринации холодной войны, которую можно свести к следующим положениям: «Наши женщины сногсшибательнее, с нашими блондинками круче, наша система лучше». Нам, рядовым гражданам, не с чем было сравнивать – Советы не рекламировали своих красоток. На самом деле в постсоветские девяностые среднестатистиче­ская Наташа опровергала наши представления об угловатых русских формах, смахивая скорее на итальянскую красавицу с пухлыми губами и миндалевидными глазами а-ля Софи Лорен или Орнелла Мути. Им тоже была присуща эта загадочная печаль, заработанная тяжким трудом, упроченная разочарованием.

 

Мое первое и самое устойчивое впечатление? Поражающая беспристрастного наблюдателя концентрация женской красоты, естественный феномен, эмпирическая аномалия. Почему ни­кто на Западе этого не замечал? Все мы были убеждены, что за железным занавесом женщины напоминают олимпийских чемпионок в метании диска, щеголяющих желтыми зубами.

 

Часто мафиози держали Наташ, а Наташи, в свою очередь, держали своих любимых астрофизиков. Обычная Наташа не знала, что ей чув­ствовать, о чем сожалеть и в чем признаваться.

 

У Наташ было о чем печалиться. Им в одночасье пришлось перенести свои девичьи фантазии о романе и мужском героизме с артистов и врачей, любивших Led Zeppelin, на широколобых курносых громил, окруженных телохранителями. Безжалостная дилемма: громилы – это деньги, деньги – это выживание; а интеллектуалы – это некомпетентность в сочетании с высокими помыслами.

 

Должен сказать, что я ни разу не воспользовался своим статусом антрополога-любителя.

 

В те времена иностранцы ценились высоко. У них были настоящие доллары, хорошие манеры и четкая традиция. «Русочка» никогда не рассказывала иностранцу правды о себе. Вдруг еще предложит руку и сердце. Потом, лет через пять, благодаря внешнеполитическим действиям эпохи Буша в «русски-сферу» потекли нефтедоллары, и, по крайней мере в Москве, мужчины-иностранцы потеряли свою привлекательность.

 

Говорят, что московское отделение Коммунистической партии публично осудило девушку Бонда Ольгу Куриленко за то, что она спала с врагом в лице Джеймса Бонда. Но, возможно, это пиар-трюк.

 

Я вырос в ту эпоху, когда олигархией был КГБ, и от любой женщины можно было ожидать подвоха... сами знаете. Я считал, что это в какой-то мере по-прежнему так – безусловно, ошибочно. Теперь, когда все олигархи – из КГБ, эти опасения могут вновь оказаться справедливыми. Иностранцы-мужчины неожиданно стали опять подозрительными, общаться с ними себе дороже, да и вообще свои мужчины куда богаче.

 



 

Куда пойти на Новый год?. Анатолий Тимощук: «Биться до последнего!». ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!. Профилактика от мошенников. Подарки для самых любимых. Сделать можно многое. На пути развития.

 

На главную  Власть 

0.0497
Яндекс.Метрика