На главную  Власть 

 

Диалог с городом. «Прежде всего мы все вместе должны признать очевидное, – начала диалог Валентина Матвиенко, отвечая на острые вопросы горожан. – Сегодня в Санкт-Петербурге медицина больше не живет на положении Золушки. Она больше не финансируется по остаточному принципу. Такого объема бюджетных средств здравоохранение не видело вообще никогда. За 5 лет расходы выросли в 4,5 раза – с 11 с небольшим миллиардов в 2003 году до 50 млрд в 2008 году.

 

Медицина и здравоохранение – этой важнейшей для горожан теме была посвящена очередная встреча губернатора Валентины Матвиенко с горожанами в эфире Пятого канала на минувшей неделе. «Я обещаю вам, – сказала она, – что здравоохранение для меня, как губернатора, было, есть и будет приоритетным направлением. Я уверена, что Петербург станет образцовым регионом по организации системы здравоохранения». В передаче также принял участие из открытой студии в Москве известный актер Михаил Пореченков.

 

Петербург лидирует и по многим другим направлениям со­временной медицины. Благодаря закупке современного диагностического оборудования – объемы, кстати, закупки оборудования в разы выросли в сравнении с 80–90-ми годами, – у нас сегодня вообще нет очереди на компьютерную томографию, а очередь на магнитно-резонансную томографию сократилась до одного месяца. В три с лишним раза вырос объем высокотехнологичной медицинской помощи за счет бюджета. Не хочу сказать, что всем доступны бесплатные сложные операции. Но могу сказать, что очередь на такие операции существенно сократилась. И сегодня у людей есть не только право на такую помощь в рамках ОМС, а появилась реальная возможность ее получить.

 

Общая смертность населения за 5 лет сократилась с 16,7% до 14,8%. Одним из приоритетов в развитии здравоохранения мы сделали здоровье матери и ребенка. Младенческая смертность за последние годы снизилась в 2,7 раза и составила в прошлом году 4,2 на тысячу родившихся малышей. Это не просто лучшие данные по России, а уровень большинства европейских стран.

 

Отдача от тех вложений в здравоохранение, которые делают и городское правитель­ство, и федеральный центр, бе­зусловно, должна быть больше. С экстенсивного пути развития отрасли, с «закачки» в нее денег надо сегодня переходить на интенсивный путь. И в первую очередь – повышать качество медицинской помощи».

 

Мы впервые за 15 лет открываем новые больницы для взрослых. В Песочном заканчивается долгострой, начатый еще по решению Ленгорисполкома. За 5 лет открылись 4 новых поликлиники: 3 для взрослых, 1 дет­ская, 32 кабинета по оказанию специализированной амбулаторной помощи, 44 гериатрических кабинета и отделения. Почти на 25% выросло число мест в дневных стационарах. Благодаря приоритетному национальному проекту «Здоровье» за последние два года дополнительно к собственным бюджетным поставкам город получил 520 единиц диагностического оборудования, почти 200 автомашин скорой помощи, установил доплаты врачам и медсестрам. Петербург первым в стране всерьез занялся семейной медициной. Словом, в каждом звене городского здравоохранения, я говорю об этом, потому что многие этого просто не знают, – мы чего-то добились и сделали. Может быть, где-то сделали один шаг вперед, а где-то мы служим ориентиром для всей России.

 

Говоря о проблемах скорой помощи, губернатор отметила, что более 20 лет назад в нашем городе она разделилась на два уровня – городской и районный. «Такая структура, – сказала она, – себя оправдала, и так считаю не только я. Минздравсоцразвития России сделал наш принцип основой для типового положения о неотложной помощи, которое сейчас готовится на федеральном уровне. При старой системе и по 03 было часто не дозвониться, и машину ждать приходилось больше часа, и нагрузка на бригады ложилась просто сумасшедшая – по 22–24 вызова в сутки. Сегодня, если бы скорая, как раньше, выезжала с подстанций, с нашими пробками в некоторых районах ее можно было бы ждать тоже часами.

 

Проблемы «скорой»

 

«У города, – продолжала Валентина Матвиенко, – есть Программа развития скорой помощи до 2011 года. Давайте ее еще дополним, посмотрим, как она работает. Кстати, в рамках этой программы уже отремонтировано 11 объектов городской станции скорой помощи и 24 отделения в районах. Мы строим новое отделение скорой помощи, и в Приморском районе до Нового года откроется новая подстанция. Мы хотим подстанцию скорой помощи приблизить к жителям и сократить путь до каждого дома. До конца года будет закуплено помимо нацпроекта 64 современных автомобиля скорой помощи. Благодаря городской программе у петербургских машин скорой помощи появятся спутниковая навигация и единая электронная система управления вызовами».

 

Сейчас общегородская станция работает только по уличным происшествиям, а внутри районов неотложная помощь приезжает от поликлиник. Все-таки внутри района курсировать легче. И по данным социологиче­ских опросов, более 72 процентов петербуржцев, вызывавших скорую помощь в ноябре 2008 года, удовлетворены тем, насколько быстро она приехала».

 

Губернатор возмутилась разговорами на тему якобы вывода больниц из центра. «Петербуржцам, – сказала она, – уже навязывают мысль, что детская больница им. Раухфуса не вернется обратно в здание после реконструкции. Я хочу со всей ответственностью заявить – обязательно вернется! Откроется после ремонта там же, где и была, в абсолютно обновленном, оснащенном новым оборудованием здании, и будет готова решать все медицинские задачи.

 

Больницы из центра не выводят

 

А Боткинская инфекционная больница в центре города – это разве нормально? У современной эпидемиологии совсем другие требования. Поэтому правительство Санкт-Петербурга приняло решение о строительстве двух новых инфекционных больниц, и оно уже начато. Точно так же требуется строительство нового корпуса для Института скорой помощи им. Джанелидзе и многопрофильного стационара в Приморском районе, со всеми видами экстренной помощи.

 

У нас даже мысли нет выводить из центра города все больницы. Там, где есть нормальные условия, где стационар расположен в отдельно стоящем комплексе зданий, где больничные отходы не смешиваются с бытовыми, где есть сквер, где есть парковка – там медицина, безусловно, остается. Мариинская больница всегда будет больницей. Мы огромные средства вложили в ее ремонт, и сегодня это – одна из лучших больниц города. В Максимилиановской больнице на Вознесенском проспекте ведется планомерная работа по открытию новых социальных коек. На Васильевском острове в любом случае всегда останутся детская больница № 2 Марии Магдалины и Покровская больница.

 

Семейный врач

 

А когда войдут в строй комплекс «Балтийская жемчужина» и новые дома на Юго-Западе, понадобятся от 3 до 5 тысяч дополнительных коек на юге города».

 

Но теперь, когда у нас работают 250 врачей уже общей практики, мы можем оценить это начинание по достоинству. С какой стороны ни посмотри, дело получается благое. Во-первых, для пациента. Ведь такой врач лечит не заболевание, а он лечит человека. Знает его семью, наследственную предрасположенность, усло­вия жизни и так далее, он не назначит лекарства, которое не подходит больному. Во-вторых, врачи общей практики помогают снять напряженность в существующей системе. Там, где они работают, количество госпитализаций и вызовов скорой помощи снижается на 20–30 процентов, и обращений к узким специалистам – на 10–15 процентов. В-третьих, эта работа привлекает молодых специалистов. Зар­плата выше, чем у участкового, на 5 тысяч, и работа намного интереснее.

 

Говоря о проблеме семейного врача, губернатор отметила, что самые главные проблемы в поликлиниках сегодня – это нехватка специалистов по отдельным профилям. «И я бы не стала противопоставлять поликлиникам врачей общей практики, или, как их еще называют, семейных врачей. Они не заменят друг друга, особенно в переходный период, когда у нас в первичном звене здравоохранения сосуществуют две системы. Больше того, городскую программу семейной медицины мы запустили не от хорошей жизни. Вы знаете, что в Петербурге долгое время целые кварталы строились без школ, дет­ских садов и поликлиник.

 

«Сегодня в Петербурге участковый врач в среднем получает более 24 тысяч рублей. Это, согласитесь, неплохие деньги для врача, а тем более для выпускника института, и это на 4 тысячи больше, чем средняя зарплата по городу. Тем не менее укомплектованность участ­ковых врачей-терапевтов в среднем составляет 75%, а некоторые поликлиники еле-еле дотягивают до 60% и спасаются за счет совместителей.

 

Но врачу общей практики мало выделить помещение. Его офис, не говоря уже об отделении врачей общей практики, надо оснастить. А чтобы оборудовать самый скромный офис на двух человек персонала, нужно по минимуму 2,5 миллиона рублей. А Петербургу сегодня требуется порядка 3 тысяч врачей общей практики. Представляете, сколько стоит такая программа? Мое мнение – в нацпроекте «Здоровье» надо создать отдельный подпроект по семейной медицине. Я обязательно буду говорить об этом в Москве, когда президент в следующий раз соберет Совет по приоритетным национальным проектам».

 

Ответственность каждого

 

Наверное, в первую очередь это вопрос к главному врачу поликлиники. Государ­ство все сделало, что от него зависело. Введены доплаты по нацпроекту. Город с 1 февраля этого года повысил зарплаты по ряду должностей в поликлиниках. Специалисты, ведущие амбулаторный прием, получили прибавку в 2000 рублей, заведующие отделениями – по полторы тысячи рублей. Участ­ковая педиатрическая служба в городе сегодня укомплектована на 100%.

 

И поликлиники сегодня тоже борются не за качество лечения, а за количество посещений.

 

Что касается власти, то столько внимания и средств, сколько сегодня выделяет правитель­ство города здравоохранению, я не знаю, с чем это можно сравнить. И каждый должен нести свою ответственность. Повышены зарплаты, закупается новое оборудование. Я хочу еще раз повторить: в медицинском учреждении, как в любом деле, сейчас все зависит от главного врача. От его инициативы, от его желания по-настоящему выполнять обязанности. Просто одни вертятся, а другие нет. Я понимаю, многим поликлиникам и так неплохо живется. Сегодня и амбулаторному звену, и стационарам выгодно не вылечить конкретного больного, а пропустить через себя как можно больше больных. Главврачи не любят этих цифр, но когда 5 лет назад изменилась система оплаты через фонды ОМС, некоторые стационары стали госпитализировать чуть ли не всех подряд и в два раза повысили пропускную способность.

 

Губернатор дала резкую оценку еще имеющей кое-где место плохой организации работы с больными, очередям. «Ну зачем, – сказала она, – издеваться над людьми? Зачем их заставлять приходить в 6–7 утра? Понятно, не хватает специалистов по профилю. Понятно, есть ограниченная возможность принять больных в тот или иной день. Но ведь сегодня, при современных возможностях, можно поставить дело так, чтобы не больной ходил, занимал очередь, а чтобы больному вовремя сказали, когда он может прийти и получить тот или иной талончик. Это тоже зависит от руководителя медицин­ского учреждения.

 

Прогрессивная в прошлом система сегодня заставляет всю отрасль работать на повышенных оборотах. Поэтому с 1 января следующего года мы начинаем плавный переход на другую систему оплаты – не за посещение, а за пролеченного больного».

 

Пользуясь случаем, я хочу напомнить всем петербуржцам, что никто не закреплен ни за своей поликлиникой, ни за конкретным врачом, как крепостной за помещиком. Если вас не устраивает уровень услуг, вежливость персонала, если нет специалистов, вы можете обратиться в свою страховую компанию и уйти к другому врачу и в другую поликлинику. Формальное закрепление существует для порядка, но выбор зависит от вас».

 

Выбирайте врача сами!

 

Мы ждем новую федеральную концепцию, которая предполагает совершенно иную схему обеспечения льготными лекарствами. Появится она к 2010 году. Положение дел может измениться также, если Минздрав передаст наконец субъектам все полномочия по обеспечению лекарствами от федерального центра.

 

Отвечая на вопрос о лекар­ствах, губернатор отметила, что получать их по льготному рецепту можно было в любом районе: «Но что получалось в результате, думаю, вы знаете лучше меня. Поэтому с этого года мы и перешли к принципу адресного обеспечения каждого льготника. Выписывает врач рецепт и знает не только, в какую аптеку направить больного, но и когда в аптеке появится тот или иной препарат. И очереди по большей части связаны с тем, что завозят препараты в аптеку централизованно, и все прикрепленные льготники приходят практически одновременно. Наше счастье, что в городе вообще остались государственные аптеки. Хотели и их «увести» в свое время, мы остановили этот процесс. Потому что част­ные сети с лекарствами для льготников работать не хотят, им это просто экономически невыгодно.

 

Здравоохранение – наш приоритет

 

2 миллиарда 800 миллионов в год на лекарства – это очень большие средства. За счет централизации мы сегодня решили проблему обеспечения препаратами тяжело больных, хронически больных – я имею в виду онкологию, туберкулез, психоневрологию. Эти группы уже сегодня обеспечиваются лекарствами независимо от того, чей льготник – федеральный или городской. С этого года мы выделили в отдельную целевую программу дорогостоящие препараты для лечения самых редких заболеваний и терапии после трансплантации органов. Еще два года назад ничего этого вообще и в помине не было.

 

Все оборудование, которое закупается за счет федерального и городского бюджетов, должно работать для пациентов бесплатно. Поликлиники и больницы, не все, только те, которые имеют на это разрешение, могут оказывать платную медицинскую помощь, но лишь сверх программы бесплатной медицинской помощи в случае, если больной по своему желанию хочет дополнительно пройти ту или иную медицинскую процедуру. Но они обязаны оказывать эту медицинскую помощь по завершении рабочего дня, во внерабочее время.

 

Я хочу дать пояснение по поводу платной и бесплатной медицины. 4–5 лет назад это была катастрофа. Количество звонков от больных о том, что вымогают деньги, требуют их за все, было просто огромное. Мы эту ситуацию полностью отрегулировали. Утвердили гос­программу оказания бесплатной медицинской помощи, в которой прописано все, что больной должен и может получить бесплатно. И эта программа и перечень медицин­ских услуг висят в каждой поликлинике и в каждой больнице. Каждый больной знает, что он имеет право требовать.

 

Говоря о механизме получения квот на проведение дорогостоящих операций, губернатор сообщила, что Министерство здравоохранения выделило Петербургу почти 15 тысяч квот по 20 так называемым профилям, которые объединяют 142 вида высокотехнологичной помощи. Потребность города, тем не менее, гораздо выше, поэтому городские учреждения здравоохранения оказывают помощь еще по 8 профилям. Благодаря тому что мы существенно увеличили квоты на дорогостоящие, высокотехнологичные виды помощи, очередь на такие операции резко сократилась.

 

Я хочу сказать, что сегодня уровень платных услуг составляет не более 11%. И хочу обратиться еще раз ко всем петербуржцам. Если будут случаи вымогания с вас денег, то у нас есть «горячая линия» в Комитете по здравоохранению, после обращения на которую мы принимаем жесткие меры ко всем медицинским работникам, к главным врачам, к другим руководителям. И поверьте: очень многие из них либо уволены, либо наказаны, и обращения у нас сегодня единичные».

 



 

«Автобусы» на Неве. В Израиле скорбят по погибшим россиянам. Приключения елки в России. Сделано все возможное. Пуск Фрунзенского радиуса. Конец долгостроя. Стадион для будущих чемпионов. Город и мигранты.

 

На главную  Власть 

0.0181
Яндекс.Метрика