На главную  Власть 

 

На фоне Пушкина. Он чутьем художника, кажется, все-таки постиг неуловимую душу города, который многим кажется странным. В одном из своих интервью Михаил Константинович признавался: «Все, что касается души – человека или города – все тайна. Можно только о чем-то догадываться, что-то ощущать, а постичь ее невозможно, потому что, сколько живешь, столько постигаешь. Одно могу сказать определенно: мне, москвичу по рождению, душа Питера – родная. Я ее чувствую по-своему, конечно… Я много раз обращался к пушкинской теме. Мой Пушкин живет в этом городе, под этими небесами – и это большое счастье и большая ответственность. А тема эта неисчерпаема и бессмертна, как поэзия Пушкина, как душа Петербурга».

 

Трудно представить себе облик сегодняшнего Петербурга без работ Михаила Аникушина. И когда мы слышим знаменитые песенные строчки Окуджавы «На фоне Пушкина снимается семейство», конечно же, написанные о московском памятнике поэту, все равно перед глазами возникает вдохновенная поза именно аникушинского Пушкина на площади Искусств. Кажется, он всегда там стоял. Как и другие скульптурные портреты поэта, созданные мастером для нашего города. Аникушин и в дальнейшем развивает пушкинскую тему, создавая многочисленные эскизы к памятнику в Гурзуфе (который так и не был установлен), бюсты в Кишиневе и Пятигорске. Аникушин вместе со своими современниками дышит воздухом Петербурга-Ленинграда и словно на одном с ними дыхании создает экспрессивные скульптурные образы, ставшие визитными карточками Северной столицы.

 

Общественный темперамент был неотъемлемой чертой Михаила Аникушина, бескомпромиссность его порой трактовали как резкость. Но при этом с ним по прошествии времени продолжали дружить даже те ученики, которых он некогда безжалостно изгонял из «храма науки». Например, снискавший теперь мировую известность Михаил Шемякин. И свой город знаменитый монументалист любил во многом именно за строгость: «…Питер – город строгий. Не терпит суеты и излишеств. Пестрота ему не к лицу. Петр выбрал место для будущего города как строитель, полководец и адмирал. Его не испугали мертвые болота – его восхитила живая мощная и строптивая Нева. Мне так и видится: стоит царь на невском берегу, а мыслями он уже на противоположном, наводит мосты, строит корабли, склады, порты… Вода вообще обладает притягательной силой, а Нева стала страстью Петра. Можно сказать, что они нашли друг друга, ведь Петр – это тоже своего рода стихия!»

 

Увенчанный множеством наград классик, Аникушин, по свидетельству тех, кто его хорошо знал, был человеком прямым и демократичным. Хотя многие считали его натуру сложной и отчасти даже противоречивой, что не могло не сказаться на оценках его творчества – порой диаметрально противоположных. Но так всегда бывает с крупными художниками – о них спорят, как порой любил поспорить в жизни сам Михаил Константинович. Встречавшийся с ним некогда по депутатским делам академик Игорь Дмитриевич Спасский вспоминал с ностальгической грустью те времена, когда они спорили с Аникушиным (и примкнувшими к ним Стржельчиком, Лавровым, Граниным) об искусстве, о проблемах культуры. И сколько было в этих спорах немолодых уже людей горячей энергии, какая бывает только в тех, кто по-настоящему умеет жить полной жизнью и стремится ее изменить.

 

Михаил Константинович Аникушин, скульптор, народный художник СССР, один из лидеров традиционализма в русской школе ваяния. Родился в 1917 году, окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры. Действительный член Академии художеств; автор памятников Пушкину, мемориала «Героям – защитникам Ленинграда» и других выдающихся работ. Последняя – бронзовая Ника в честь 300-летия Российского флота в Санкт-Петербурге. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, почетный гражданин Санкт-Петербурга. Скончался в 1997 г.

 

Досье

 



 

Политика романса. Друзья книги. Дорога к храму. Квартиры блокадникам. Новогодний подарок. Просто фантастика!. На часах 12 без пяти….

 

На главную  Власть 

0.0086
Яндекс.Метрика