На главную  Власть 

 

Граф Лев Толстой. Граф Толстой умер. Только вчера мы комментировали его решение покинуть дом и семью, чтобы провести остаток дней в уединении. Цели своего путешествия он не достиг, скончавшись в пути, на железнодорожной станции.

 

Под таким заголовком опубликовала статью о великом русском писателе английская газета «Таймс». Впервые это было сделано 17 ноября 1910 года в связи со смертью писателя, однако оценка, которую ему дает эта газета, интересна и сегодня. Печатаем текст статьи в сокращении.

 

Но прежняя жизнь, которую отверг Толстой, была не жизнью мирянина, а жизнью человека, умевшего пробуждать в людях благородные чувства, смех и слезы, убеждавшего их жить достойно с такой же силой, как любой пророк, – и не проповедями и инвективами, а правдиво изображая жизнь как она есть, показывая противоречие между добром и злом без романтиче­ских преувеличений или циничной замутненности.

 

Несомненно, в истории не найдется другого гениального человека, который настолько ставил бы современников в тупик. Мы называем его великим писателем, и всемирной известностью он обязан тому, что создал в прозе эпические произведения, нисколько не уступающие великим эпопеям поэтическим. Но сам он, еще при жизни обеспечивший себе посмертную славу, воспринимал собственные произведения так, будто они были трудами уже умершего человека, будто сами они уже мертвы, как и породившее их прошлое. Известно много случаев, когда люди меняли не только образ жизни, но и, кажется, сам свой характер под влиянием неких твердых убеждений, внезапно или постепенно овладевших их умами, – убеждений, из-за которых все, что они делали в прошлом, кажется им отвратительным и пустым. Но даже если рвение, с которым они отдаются новой жизни, побуждает их к слишком суровой оценке соб­ственного прошлого, большин­ству из них, по крайней мере, удается убедить мир в том, что новая жизнь пошла им только на пользу.

 

Величайший европейский писатель

 

То, что человек, способный на такое, считал это дело недостойным себя, кажется просто невероятным; тем не менее мы не можем согласиться с утверждениями, что перемена в мировоззрении Толстого была вызвана неким угасанием его таланта. Какие бы странные вещи он ни говорил, его слова оставались словами великого человека. Как он ни старался, он не мог ни погасить пламя своего гения, ни приглушить его свет. Несомненно, когда в нем произошла эта перемена – а это случилось сразу после завершения «Анны Карениной», – Толстой обратился к религии не потому, что писательское мастерство ему изменило. Он был не из тех, кто преподносит необходимость как добродетель и отвергает мир лишь после того, как утратил возможность на него влиять.

 

В «Войне и мире» или «Анне Карениной» нет ничего такого, что европеец не мог бы понять, и чем он не мог бы восхититься. У него может возникнуть ощущение, что писатель руковод­ствовался неким известным лишь ему принципом, отбирая те бесчисленные факты, о которых он рассказывал читателю. Но сами факты настолько интересны, что уже само это доказывает правильность избранного прин­ципа. Они наполняют читателя ощущением, что жизнь имеет некий глубокий смысл, однако понимание Толстым этого смысла никогда не вызывает неприятия.

 

Россия – это страна, где встречаются Европа и Азия; и в мышлении Толстого они тоже встретились, и Азия возобладала. Это, однако, произошло не без долгой борьбы, ибо, пока его умом не овладела религия, он был европейским писателем – величайшим в нашу эпоху, первым среди реалистов, а мистическая цель, пока неясная ему самому, лишь придавала этому реализму еще большую силу. Тогда он вглядывался в мужчин и женщин с отстраненной остротой Шекспира и писал о них с шекспировской любовной беспристрастностью.

 

Может показаться, что на позднем этапе жизни он немало интересовался политикой, однако на деле он неизменно высказывался только о том, что улучшить наш мир можно лишь изменением человеческой души, и что вся мудрость бытия состоит в понимании: нынешняя жизнь имеет смысл лишь как приготовление к следующей. Он отнюдь не желал становиться революционером и называл царя любезным братом не потому, что хотел низвергнуть его с престола, а потому что считал: оба они – люди.

 

Мудрость бытия

 



 

9 декабря – День Героев Отечества. Последняя точка. уволены? получите пособие!. В копилку молодой семьи. Наследница Каллас. 100 лет нашему «золоту». «Зенит» тренируется.

 

На главную  Власть 

0.0101
Яндекс.Метрика