На главную  Власть 

 

Мечта адмирала. Между тем судьба Крузенштерна еще до «кругосветки» была совершенно невероятной. В 17 лет он был уже мичманом и принял участие в войне со Швецией. На его корабле «Мстислав» были убиты все офицеры, палуба залита кровью, и он, еще совсем мальчишка, стал его командиром. После войны его отправили в Англию «на практику». Он служил мичманом на английском фрегате, но во время плавания к берегам Америки корабль разбился о скалы, и его выловили американские рыбаки. Узнав, что Крузенштерн – не англичанин, которых там люто ненавидели, к нему отнеслись хорошо. Настолько, что юного русского офицера принял лично президент США Джордж Вашингтон. Во время беседы он предложил русскому послужить в американском флоте. Тот согласился, но вскоре ему это надоело.

 

«Какая дума на челе…» – так и тянет сказать не только при виде Медного всадника, которому эти строки посвящены, но и совсем другого монумента в совсем другом месте Санкт-Петербурга. Памятника адмиралу Крузенштерну, прославившемуся плаванием вокруг света, на набережной Лейтенанта Шмидта. Но о чем же он мечтал?

 

С большим трудом отыскав корабль, который шел в нужном направлении, Крузен­штерн решил наняться на него. Что оказалось нетрудно, поскольку половина его экипажа умерла от малярии.

 

У него была «голубая мечта» – попасть в далекую Индию. Это было не просто, потому что англичане старались любой ценой не пускать иностранцев в свою колонию.

 

Вскоре он женился, в 1903 году переехал в Петербург. А родился Адам Иоганн Крузенштерн в Эстляндии, в небольшом имении в Хагудис. Школу окончил в Ревеле, а потом поступил в Морской корпус. Давно обрусел, а имя изменил на русский лад, назвавшись Иваном Федоровичем.

 

– Гроб, а не корабль, – с ужасом говорили о нем моряки. Однако именно на нем Крузенштерн добрался до Калькутты. Затем отправился в Китай, но по дороге заболел тропической лихорадкой и несколько месяцев провалялся в малайском госпитале. Объехав полсвета без гроша в кармане, Крузенштерн вернулся в Россию.Во время кругосветного плавания на двух кораблях благодаря вниманию офицеров и искусству капитанов не погиб ни один матрос. Мало того, суда не потеряли ни одной мачты, ни одного якоря, ни одного троса – уникальный случай в анналах мор­ской истории.

 

В Петербурге жил на Фонтанке. Но муза дальних стран­ствий продолжала властно увлекать беспокойного моряка. Больше всего в жизни он мечтал совершить кругосветное путешествие. Составил подробный проект и отправил его тогдашнему императору Павлу I. Но император, ненавидевший любую инициативу, на нем начертал: «Что за чушь!»

 

«Что за чушь!»

 

Крузенштерн сам набирал экипаж. Ему советовали взять матросами англичан, как более опытных в морском деле. Но он собрал команду только из русских. Причем брал исключительно добровольцев, назначив им небывалое по тем временам жалованье – 120 рублей в год. Лично позаботился обо всем, даже о закупке нательного белья и одеял для матросов. Много хлопот доставляла вода. Холодильников тогда не было, и пресная вода для многомесячного плавания представляла главную проблему. Для этого он заказал обожженные изнутри бочки, так как уголь помогал сохранению воды.

 

Вскоре императора убили, и на престол взошел Александр I. Тот высочайше одобрил проект и выделил необходимые для этого средства. Для плавания купили два корабля. Один назвали «Надежда», а другой «Нева», где капитаном стал Юрий Лисянский.

 

Первое кругосветное плавание началось 26 июля 1803 года и продолжалось три года. Уже сразу суда попали в сильнейший шторм. Все ужасно мучались, в каютах валялись вповалку, а кают-компания была пуста. Рацион на кораблях был скудным. На Пасху подарком была дополнительная кружка тухлой воды.

 

Три года в море

 

Экспедиция направилась через Атлантический океан, обогнула мыс Горн, прошла Тихий океан, обратив особое внимание на Камчатку, Сахалин, Курильские острова.

 

У Крузенштерна имелась большая программа научных исследований. В то время Антарктиды на карте не было вообще, а Австралия еще была огромным белым пятном. Он собирал материалы, чтобы откорректировать географическую карту, изучал морские течения, новые острова, описывал быт аборигенов.

 

Месяцами пассажиры и экипаж не видели берега, проводили время в тесных каютах. Вместе могли собираться только в кают-компании, где не только обедали, но и рисовали, читали, писали, музицировали. Было немало проблем. Особенно из-за дурного нрава посланника Николая Резанова, которого Крузенштерн должен был отвезти в Японию. Кроме того, в экипаж каким-то образом затесался известный скандалист и дуэлянт граф Федор Толстой. Тот самый, которого описал Грибоедов в «Горе от ума»:

 

Любопытно, что в своих записках Крузенштерн, сравнивая, с удивлением отмечал, что люди в России тогда жили гораздо лучше, чем, как считали, в «богатой Европе». Во многих местах, например в Португалии и Испании, его поражали ужасающая нищета, свирепство инквизиции. «Здешний гражданин не имеет ни малейшей свободы», – писал он. Последнее особенно примечательно, поскольку в России тогда царило крепостное право.

 

Именно на Камчатке Крузенштерн был вынужден списать буйного Толстого на берег.

 

В Камчатку сослан был,вернулся алеутом, И крепко на руку не чист…

 

Во время всего плавания на двух кораблях благодаря вниманию офицеров и искусству капитанов не погиб ни один матрос. Мало того, суда не потеряли ни одной мачты, ни одного якоря, ни одного троса – уникальный случай в анналах морской истории.

 

Самого же Крузенштерна команда боготворила. На «Надежде» не было физических наказаний – большая редкость для тогдашнего времени. «У нас на корабле, – писал домой один из офицеров, – царит беспрестанная радость и душевный подъем, и мы благодарим небо, пославшее нам капитана, который качеством своего ума и добротой сердца завоевал безусловную любовь всех».

 

Возвратившись, Крузенштерн получил бессрочный отпуск и занялся составлением «Атласа Южного моря».

 

В Домском соборе

 

Позднее Крузенштерн стал инициатором второго кругосветного плавания, но сам в нем уже не мог принять участия, так как стал терять зрение. Потом был назначен директором Морского кадетского корпуса. В отставку ушел в звании адмирала, после чего уехал к себе в имение, но не переставал трудиться. Принял участие в создании Русского географического общества.

 

На правительство его историческое плавание не произвело должного впечатления. «По-настоящему никто вознагражден не был», – с горечью записал он в дневнике.

 



 

Снегопад не застал врасплох. Череп Хрущева нашли в алтаре.... Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру. Олимпиец – это навсегда. Диалог с городом. Тише едешь – здоровее будешь. Русская девушка Джеймса Бонда.

 

На главную  Власть 

0.013
Яндекс.Метрика