На главную  Звезды 

 

Крутой поворот Константина Леонтьева. Константин Леонтьев появился на свет в селе Кудинове Калужской губернии. Как отмечали биографы, жизнь будущего философа была полна мистических цифр: родился он в 1831 году, первое сочинение написал в 1851-м, женился в 1861-м, в 1871 году прозрел и решил уйти в монастырь, а умер в 1891-м. Леонтьев это знал и предсказал, что 1891 год станет для него роковым.

 

Страстный поклонник всего изящного, он стал писателем, которого высоко ценил сам Тургенев, и дипломатом с блестящей карьерой, побывал на войне, прославился глубокими философскими трудами, а потом вдруг неожиданно бросил службу и, посетив Святую гору Афон в Греции, постригся потом в монахи. Во времена СССР этот великий русский философ считался одним из самых запретных авторов, его не печатали, строго запрещали читать. Но он ненавидел не только коммунизм, но и был убежденным противником буржуазной демократии и западного либерализма, видя в них погибель для России.

 

После окончания в Москве четвертого курса медицинского факультета в мае 1854 года Леонтьев досрочно получил диплом лекаря и поступил добровольцем в армию, лечил раненых в осажденном Севастополе. На войне показал себя храбрым и мужественным человеком. Во время высадки вражеского десанта спокойно сидел на балконе гостиницы, курил хорошую сигару и допивал кофе. Хотя вокруг мчались пролетки, в панике бежали с узлами обыватели, торопливо скакали казаки. В молодости он жаждал героической жизни, подвигов, приключений и больше всего боялся обычной, серой жизни.

 

По линии матери он был из старинного дворянского рода Карабановых. Свое детство запомнил на всю жизнь: барское имение, большой и густой сад, пруд, щеголеватые, как он сам писал, и всегда чистые покои, изящная мать, которая его безумно любила и которую он сам боготворил…

 

Из Петербурга на Восток

 

«Я был в упоении, – вспоминал Леонтьев. – Природа и война! Степь и казацкий конь верховой! Молодость моя и чистое небо. Жаворонки эти, жаворонки, – о Боже! И быть может, еще впереди – опасность и подвиги! Нет! Это был какой-то апофеоз блаженства».

 

Летом 1861 года он неожиданно поехал в Феодосию и женился на дочери мелкого греческого торговца красавице Елизавете Политовой. Брак этот потом обернулся трагедией – жена сошла с ума. После женитьбы стал искать работу, которая могла бы обеспечить ему безбедное существование. Поступает на службу в Азиатский департамент МИДа, откуда его отправляют на службу секретарем консульства на остров Крит.

 

В 1860 году он приезжает в Петербург. Зарабатывает на жизнь переводами и уроками, надеясь заняться серьезным литературным творче­ством. Рукопись своей первой комедии «Женитьба по любви» он отнес Тургеневу. Тот высоко оценил талант молодого автора и просил приносить ему все, что тот ни напишет. Успех и поддержка великого писателя окрылили Леонтьева.

 

На Востоке Леонтьев убедился, что там ценят и уважают сильную и могучую Россию. Грекам и болгарам, писал он, «нравится русский монархизм, их восхищала русская дисциплина, русское братство с одной стороны и русское покровительство и простота с другой...»

 

На Востоке Леонтьеву все очень нравится, необычный для европейца образ жизни, устройство домов, яркая одежда, скромность и молчаливость восточных женщин. Нравится ему и сама дипломатическая служба. Он пишет в Петербург обстоятельные депеши, в которых подробно описывает политическую обстановку, образ жизни, нравы и привычки местных жителей. Его работу высоко ценят в министерстве, карьера молодого дипломата продвигается стремительно. Его назначают консулом сначала в Янину, а потом в Салоники. Кстати, дипломатическая карьера Леонтьева напоминает судьбу другого великого сына России – Федора Тютчева, который тоже служил на этом поприще, но прославился потом как поэт.

 

Однако постепенно им овладела тоска. Книги его замалчивали, его мечта стать великим писателем не осуществилась, семейная жизнь обернулась драмой, а в России умерла горячо им любимая мать. Леонтьев, с детства не отличавшийся крепким здоровьем, был так угнетен и подавлен, что тяжело заболел.

 

Поскольку западные державы постоянно выступали против России, Леонтьев проникается ненавистью к Западу. Он был убежден, что Россия «богаче духовными началами, чем Франция», не говоря уже о других западноевропейских странах.

 

И вот тут произошло то, что он сам впоследствии называл чудом. Проснувшись как-то ночью в своем консульском доме в Салониках, дипломат неожиданно обнаружил, что болен холерой. Лекарства не помогали, от жара его трясло, он почувствовал, что умирает.

 

Чудесное исцеление

 

Немного успокоенный молитвой Леонтьев в изнеможении заснул.

 

Тогда в отчаянии Леонтьев обратился к старой иконе Богоматери, которую привезли ему с расположенной неподалеку от Салоник Святой горы Афон. С ужасом изящный дипломат и поклонник Тургенева возопил: «Матерь Божья! Рано! Рано умирать мне! Я еще ничего не сделал, достойного моих способностей… Подними меня с этого одра смерти…»

 

На затерянном в лесах полуострове Халкидики в Греции издревле существовала своего рода «монаше­ская республика» – 20 православных монастырей, в том числе один русский. Даже турки, господствовавшие тогда в Элладе, их не трогали. Леонтьев поселился в Русской обители Святого Пантелеимона. Год он прожил там среди русских монахов, но постриг тогда не принял, настоятели монастыря решили, что вчерашний дипломат еще не вполне готов к этой святой миссии.

 

А наутро с изумлением обнаружил, что совершенно здоров. Не было никаких следов болезни, от которой накануне он чуть не умер. Тогда он дал клятву посвятить жизнь Богу и уехал на гору Афон.

 

Леонтьев вернулся в Петербург, долгое время жил в своем имении, в Оптиной пустыни. Именно тогда наступает расцвет его публицистического творчества, создаются философские труды, пишутся книги и статьи, которые принесут автору славу: «Византия и славянство», «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения», «Племенная политика как орудие всемирной революции» и др.

 

Мысли о России

 

Как философ он намного опередил Шпенглера с его нашумевшим «Закатом Европы». Леонтьев предупреждал, что европейская цивилизация увядает и умирает, что равнение на «среднего буржуа» ведет мир в пропасть. Он равно ненавидел как коммунистическое равенство, так и «буржуазное сползание в массовую культуру». По его мнению, все разговоры о свободе личности, демо­кратии и равенстве ведут на деле к обезличиванию жизни, к гибели мировой цивилизации, которая может развиваться только в условиях разнообразия и «цветущей сложности». Он был противником либерально-демократического разброда, выступал за сильное авторитарное государство, призывал «подморозить Россию». Как актуальны его мысли сегодня перед лицом торже­ства глобализации и претензий США, которые, прикрываясь фальшивыми разговорами о «демократии», претендуют на монопольное управление миром!

 

В них он считает, что только возвращение к византийским корням может спасти Россию. И это спасение он связывал с разрешением восточного вопроса и занятием Константинополя. Это чуть было не произошло в действительности: в годы Первой мировой войны русские войска уже готовились войти в колыбель Византии, но революция спутала все планы.

 

В то время как грядущие события подтвердили все то, о чем предупреждал русский философ.

 

Однако современники Леонтьева были увлечены идеями социализма или рыночного процветания, а потому он оказался одинок и непонят.

 



 

Возвращение Михаила Каткова. Дорогие ленинградцы, петербуржцы!. «Сделать все для лучшей жизни людей». Школы XXI века. Победа он-лайн. Дело закрыто: последние Романовы погибли в Екатеринбурге. Наш праздник.

 

На главную  Звезды 

0.0089
Яндекс.Метрика