На главную  Звезды 

 

Русский свет. Талантливый изобретатель Томас Альва Эдисон запатентовал в США свою электрическую лампочку в 1880 году. Однако дуговой разряд в виде так называемой электрической дуги был впервые обнаружен еще в 1802 году профессором физики Военно-хирургической академии в Петербурге Василием Петровым. А в 1873 году в городе на Неве появились первые электрические уличные фонари. На Одесской улице, недалеко от Смольного, сняли неуклюжие керосиновые лампы, подвели провода, и 11 сентября в них вспыхнул ослепительный электрический свет. Очевидец с изумлением вспоминал: «Вдруг из темноты мы попали на улицу с ярким освещением. В двух фонарях керосиновые лампы были заменены лампами накаливания, изливавшими яркий белый свет. Собравшиеся с восторгом и удивлением любовались этим огнем с неба, светом без огня, как тут же окрестили петербуржцы».

 

В западных справочниках изобретателем электрической лампочки указан Томас Эдисон, а «лампочку Ильича» выдумали большевики, уверяя, будто это они электрифицировали «отсталую Россию». Однако электрические фонари впервые в мире появились в Петербурге задолго до опытов Эдисона и октябрьского переворота – еще в 1873 году. Электрические лампочки Лодыгина и Яблочкова в Западной Европе называли «русским светом».

 

200 электростанций

 

Первую угольную лампочку накаливания изобрел Александр Лодыгин, который прочитал об этом лекцию и продемонстрировал свое изобретение в Технологическом институте. За это в 1874 году Петербургская академия наук присудила ему Ломоносовскую премию.

 

Кстати, первый в мире магазин с электрическим освещением появился тоже в Петербурге на Большой Морской в доме 16, где располагался магазин дамского белья, в 1875 году. А в Москве электрические светильники засияли в 1880 году. В 1883 году при помощи дуговых ламп в день коронования Александра Третьего была освещена площадь вокруг храма Христа Спасителя.

 

Вскоре электрические фонари – тоже впервые в мире – были установлены на новом Литейном. В них использовались лампы другого русского изобретателя Павла Яблочкова. Позднее ставшие легендарными, эти фонари, изготовленные по проекту архитектора Ц. Кавоса, перенесли на площадь Островского.

 

От Петра до наших дней

 

К началу Первой мировой войны в Петербурге было уже более трех тысяч электрических фонарей и работало около 200 электростанций. А впервые свет в городе погас, когда власть в России захватили большевики, – с 1920 по 1922 г. в Петрограде пропало уличное освещение. Вот тут-то и пришлось выдумывать «лампочку Ильича» и восстанавливать разрушенную коммунистами уже хорошо отлаженную в «лапотной» России» систему электрического освещения.

 

Ночь, улица, фонарь, аптека…

 

Первым в стихах петербургские фонари увековечил, наверное, Александр Блок:

 

В 1723 году стараниями генерал-полиц­мейстера Антона Дивиера на главных улицах города засияли 595 фонарей. Петербург был первым городом в России и одним из немногих в Европе, в котором всего через 20 лет после основания появилось регулярное уличное освещение. Вот как описывал его историк того времени: «Для сего имеются по улицам белою и голубою краскою выкрашенные столбы, из коих каждый на железном пруте поддерживает шарообразный фонарь, спускаемый на блоке для чищения и наливания масла…»

 

Однако появилось уличное освещение еще при Петре I. 23 ноября 1706 года, когда юный город на Неве праздновал победу русских войск над шведами под Калишем, по приказанию Петра на фасадах четырех домов были повешены фонари. В 1817 году Петр издал указ об «освещении улиц Санкт-питербурха».

 

В 1794 году в городе насчитывалось уже 3400 уличных фонарей, гораздо больше, чем в другой европейской столице. Более того, петербургские фонари считались самыми красивыми в мире. В их проектировании участвовали такие знаменитые архитекторы, как Растрелли, Монферран, Фельтен и другие.

 

Масляные фонари горели в городе около 130 лет. Гоголь описал их в повести «Нев­ский проспект»: «Далее, ради Бога далее от фонаря! И скорее, сколько можно скорее проходите мимо. Это счастье еще, если отделаетесь тем, что он зальет щегольский сюртук ваш вонючим маслом…»

 

Лампочки Jablochkoff

 

Уже в середине XVIII века вместо масла в фонарях стал использовать керосин. А в 1819 году на Аптекарском острове впервые появились газовые фонари, а потом – спиртовые.

 

Павел Николаевич родился в деревне в Саратовской губернии, а закончил Техническое гальваническое заведение в Петербурге, впоследствии преобразованное в Офицерскую электротехническую школу. Служил в армии, а затем работал на телеграфе на железной дороге. Оказался в Париже, где в 1876 году на заседании Французского физического общества сообщил: «Я придумал новую лампу, или электрическую свечу, в высшей степени простой конструкции…» Вскоре он получил на свой электрический светильник французский патент.

 

Угольные светильники Лодыгина не были пригодны для постоянного употребления. Первым практичную дуговую электриче­скую лампочку, которая могла конкурировать с газовыми фонарями, изобрел уже упомянутый русский инженер Павел Яблочков. Он открыл так называемую «электрическую свечу», в которой две угольные пластинки, разделенные фарфоровой вставкой, служили проводником электричества, накалявшего дугу и служившего источником света.

 

«Из Парижа, – писал сам Яблочков, – электрическое освещение распространилось по всему миру, дойдя до дворца шаха персидского и до дворца короля Камбоджи».

 

Именно лампочка Яблочкова впервые нашла широкое применение в освещении городских улиц. Ее использовали не только в Петербурге, но и в Париже, Лондоне, в других городах. В 1878 году авеню Де Опера в Париже была освещена русскими лампочками. «Лапочками Jablochkoff» или «русским светом» называли тогда электрическое освещение во Франции.

 

«Когда внезапно зажгли электрический свет, – писала газета „Новое время“, – по зале мгновенно разлился белый яркий, но не режущий глаз, а мягкий свет, при котором цвета и краски женских лиц и туалетов сохраняли свою естественность, как при дневном свете. Эффект был поразительный».

 

В России первая проба электрического освещения по системе Яблочкова производилась в 1878 году. Были освещены казармы в Кронштадте. Опыт прошел успешно, и через две недели свечи Яблочкова осветили в Петербурге Большой театр.

 

Но когда в США праздновался очередной юбилей Эдисона, то французская печать писала, что юбилей электрической лампочки следует отмечать вовсе не в США и чествовать не Эдисона, а русского изобретателя Яблочкова. После 1917 года одна из эмигрантских газет отметила, что вся эта история еще раз свидетельствует «о неумении русских людей гордиться своими достижениями и беречь русское творчество от посягательств иностранцев».

 

Эдисон быстро понял, какие огромные прибыли сулит новый вид освещения. Запатентовав его в США, он сумел быстро наладить прибыльное производство и по­ставил дешевые лампочки на поток, прославившись и разбогатев. В то время как гениальный «пионер электричества» Яблочков умер в Саратове в бедности.

 



 

Бизнес-клуб или «лохотрон»?. «Свою деятельность прекратили…». Тайна катка на Дворцовой раскрыта!. Признаки силы. Конституционный суд переезжает в Петербург 12 мая. Спи спокойно, советский солдат!. Россия вновь обрела могущество.

 

На главную  Звезды 

0.1022
Яндекс.Метрика