На главную  Звезды 

 

Солдат всегда солдат. Сегодня это уже не новость для первой полосы, но повод для комментария к личности молодого победителя. Можно скаламбурить, что Герман боролся за своего «Серебряного льва» как лев, но это вряд ли точно соотносится с характером его темперамента. Журналистам, много лет пишущим о кино и, соответственно, немало счастливых слез и чернил «пролившим» в свое время по фильмам Германа-старшего, трудно привыкнуть к мысли, что тихий и сосредоточенный мальчик, который еще недавно вежливо и чуть картаво отвечал по телефону: «Отец на съемках, по­звоните позже», ныне сам стал ньюсмейкером первого ряда.

 

Петербургская фамилия Герман, похоже, просто обречена на то, чтобы стяжать художественную славу во всех поколениях. Это стало ясно после того, как Алексей Герман-младший, сын Германа-кинорежиссера и внук Германа-писателя, получил на фестивале в Венеции сразу два приза за свой фильм «Бумажный солдат».

 

Легче всего заявить, что у «таких» родителей сын не мог вырасти заурядной личностью. Но мало ли мы знаем иных примеров… Слава богу, это не про Германа-младшего. И дело тут не только в хорошей наследственности, но и в трудной личной работе «на преодоление» врожденного статуса сына известных родителей. Тут, как в мультфильме про Простоквашино, на вопрос: «Мальчик, ты чей?» следует отвечать: «Я сам по себе мальчик, свой собственный». Унаследовав тихое упорство Германа-старшего, младший уже обходит его по части динамики: впервые заявив о себе на европейском уровне картиной «Последний поезд», в той же Венеции он получил приз за дебют, а потом там же номинировался на «Золотого льва» за «Гарпастум». Но «Лев» попал в его капкан только с третьего захода, и режиссер совсем не огорчен, что получил не золото, а серебро.

 

Ген правды

 

В этом фильме о начале космической эры, о культовых 60-х снимались уже не будущие звезды, а вполне маститые актеры. Любовную линию двух главных героев уверенно и тонко прочертили «всенародная» Чулпан Хаматова и грузинский актер Мераб Нинидзе, еще мальчиком снявшийся в знаменитом «Покаянии» Тенгиза Абуладзе.

 

Об этом он сказал сбивчиво, но убедительно еще в Венеции: «Так странно звезды сложились, что все, что мы делали, это было не зря. Здорово, хорошо. Мне кажется, что “Серебряный лев” – это максимум, на что мы могли рассчитывать, потому что лучше не бывает, мне кажется». Эта награда вместе с премией «Озелла» за лучшую операторскую работу стала Алексею хорошим подарком ко дню рождения, который он отметил на фестивале. Напомним, что для его отца подарком к 70-летию стала как раз весть о том, что «Бумажный солдат» попал в Венецианский конкурс. Дело тут не только в хорошей наследственности, но и в трудной личной работе «на преодоление» врожденного статуса сына известных родителей. Тут, как в мультфильме про Простоквашино, на вопрос: «Мальчик, ты чей?» следует отвечать: «Я сам по себе мальчик, свой собственный».

 

Процитировав в названии своего фильма строчку из песни Окуджавы про солдата, который «переделать мир хотел, а сам на ниточке висел, ведь был солдат бумажный», автор пекся отнюдь не только о ценностях шестидесятников, но и о явлениях новейшего времени. Своей картиной он не делает никаких политических заявлений, но напоминает о цикличности нашей истории. «Мне казалось важным рассказать о вещах, в которые я верю до сих пор: что не все в стране, в мире, в ощущениях людей измеряется ростом промышленного производства и увеличением количества торговых площадей».

 

«Все у нас получится»

 

Та же надежда, надо заметить, руководит и молодым режиссером, который озабочен сегодня прокатной судьбой как этой картины, так и дальнейших. И не только своих. Делая «артовое» кино, Герман верит, что оно может быть не менее успешным, чем коммерческий продукт: «Фильм должен жить. Иначе незачем делать кино». И тут вновь народившемуся поколению крепких кинорежиссеров (Герман говорит о полутора-двух десятках имен) не обойтись без помощи государства. Он считает, что если перспективный русский кинематограф не получит финансирования напрямую через Минкультуры, он просто «рассосется». Увод денег на кино в крупные частные компании может иметь трагические по­следствия, и России грозит стать полем, где будут «произрастать» лишь более или менее удачные пародии на американские фильмы. Так что настоящему солдату у нас всегда есть за что побороться.

 

Герман говорит о том, что нашему времени не хватает неких «нефинансово мотивированных идеалов», которые в 60-е годы были. Тогда все верили в то, что вот-вот наступит абсолютно другая, совершенно замечательная жизнь. А сегодня многие поверяют меру счастья маркой автомобиля, который могут себе позволить. «А я бы искренне радовался, если бы мне сказали, что в 2014 году мы полетим на Луну», – признается Герман-младший: ему, как и герою его фильма, кажется, что из таких ожиданий и складывается то напряжение в обществе, которое создает атмосферу первенства. При этом важно даже не само первенство, а уверенность в том, что «все у нас получится».

 



 

В ожидании салона. «В Петербурге мы сойдемся снова…». «Не обижайся, но я за русских!». Планета Крикалева. Рынок жилья в России не рухнет. Ведь первый курс – он лучший самый!. Из почты.

 

На главную  Звезды 

0.01
Яндекс.Метрика