На главную  Звезды 

 

Первая авиатор. Это – сенсация. Ведь в списках российских авиатрис, неоднократно опубликованных во множестве справочников, фамилия Кузнецовой-Новолейник не значится. Первой женщиной-авиатором России числилась Лидия Виссарионовна Зверева, получившая 23 августа 1911 года пилотский диплом Императорского всероссийского аэроклуба.

 

Именно первая, а не первый! Потому что кто был первым пилотом в России, мы уже давно знаем, но о том, кто был им среди представительниц прекрасного пола, знали, оказывается, не все. Наш автор, бывший директор Музея авиации в Петербурге Александр Соловьев прислал в редакцию пожелтевшую фотографию. Со страницы «Петербургской газеты» от 5 июня 1911 года на нас смотрит очаровательная девушка. Надпись гласит: «ПЕРВАЯ РУССКАЯ ЖЕНЩИНА АВИАТОР – Домникия Иларионовна Кузнецова-Новолейник».

 

Небольшая заметка в журнале «Гражданская авиация» (№ 6/1963) под громким названием «Первая русская женщина-авиатор» ясности не внесла, только запутала дело. В заметке утверждалось, что Домникия Кузнецова-Новолейник вместе со своим мужем Павлом Кузнецовым – одним из первых российских авиаторов – неоднократно летала в Петербурге, Одессе, Уфе, Ярославле, Смоленске. Никаких дат и подтверждений этим утверждениям журнал не приводил. Стало ясно, что нам следует провести собственное расследование.

 

Ничего о Домникии Иларионовне не знали и во всемирно известном москов­ском клубе женщин-авиаторов «Авиа­триса». Хотя судьбы всех летавших и летающих соотечественниц там отслеживаются с изумительной неукоснительностью.

 

Поисковая работа растянулась на несколько месяцев. Потребовалось пересмотреть огромное число газет и журналов за 1910–1911 годы, хранящихся в фондах Библиотеки Академии наук, Российской национальной библиотеки, Центральной военно-морской библиотеки. В конечном итоге наш труд увенчался успехом. Павел Андрианович Кузнецов (1875–1963), уроженец села Лукина Поляна Пензен­ской губернии, был преуспевающим техником-строителем. Техническое образование получил в Пензенском техническом железнодорожном училище. Будучи в Москве осенью 1909 года, был по­трясен полетами француз­ского авиатора Леганье. Павел Андрианович бросает работу и едет в Париж. Имеющихся у него средств вполне хватало на покупку аэроплана и оплату обучения в одной из французских авиашкол.

 

Поиски в архивах Настоящим авиатором Домникия Иларионовна не стала. Но почетное место свое в истории российского летания «застолбила». Ведь она явилась первой женщиной нашего Отечества, самостоятельно попытавшейся подняться в воздух на аппарате тяжелее воздуха! Так что «Петербургская газета» была права, назвав Домникию Иларионовну Кузнецову-Новолейник «первой русской женщиной авиатором».

 

Завершив обучение, Кузнецов вернулся в Россию.

 

В Париже Кузнецов заказывает себе лучший на тот момент аэроплан «Блерио-XI». Параллельно поступает в школу Фармана, там учили летать на принадлежавших школе аппаратах. Пока шло обучение у Фармана, был построен заказанный у Блерио аэроплан, и Павел Андрианович смог учиться одновременно в двух школах.

 

Но зарплата инструктора не очень высока. И уже в августе 1910 года авиатор начинает разъезжать по городам России с демонстрационными полетами, выступать с лекциями о развитии воздухоплавания. Эти платные лекции и аэрошоу были основным источником дохода первых авиаторов. И надо заметить, источником доходов весьма немалых. Посмотреть, как люди летают, публика валила валом! Нескольких выступлений в разных городах с лихвой хватало и на безбедную жизнь, и на покупку нового аэроплана.

 

В 1910 году он участвует в авиационном празднике воздухоплавания в Москве. А затем по приглашению президента Одесского аэроклуба А. Анатра уезжает в Одессу, где в начале августа 1910 года сдает экзамен на звание пилота-авиатора и становится преподавателем в офицер­ской авиашколе, действующей при Одесском аэроклубе. Там же, в Одессе, Павел Андреевич пишет и издает две книги: первый учебник пилотирования – «Обучение летанию на аэроплане» и «Описание аэроплана Блерио № 11».

 

В этих поездках Павла Андриановича неизменно сопровождала очаровательная жена – Домникия Кузнецова-Новолейник, помогавшая ему во всем. Занималась она не только организационными вопросами, но и техническим обеспечением полетов, что свидетельствовало о хорошем знании материальной части аэроплана. Стоит ли удивляться, что в один прекрасный момент муж услышал требование жены – тоже хочу летать!

 

Очаровательная жена

 

Пора в полет!

 

Надо отдать должное смелости Кузнецовой-Новолейник. Ее муж был не самым лучшим пилотом. Падения и поломки сопровождали его в течение всей летной жизни. Что во многом объясняется и не очень хорошими летными качествами принадлежавшего ему аэроплана. Хорошо хоть вообще летал! Впрочем, иным доставались экземпляры, вовсе не способные подняться в воздух, – издержки полукустарного способа производства.

 

О том, что затем произо­шло, читателям поведал «Вест­ник воздухоплавания» за май 1911 г.: «Авиатор П. А. Кузнецов совершил в конце авиационной недели в Петербурге на Комендантском поле небольшой, но удачный полет на своем стареньком “Блерио-XI” с мотором Анцани, 25 сил. Через день только что исправленный им аппарат был значительно поломан его супругой, тоже обучающейся полетам. Она сделала попытку взлететь, которая закончилась тем, что аппарат опрокинулся и накрыл собой г-жу Кузнецову. Она отделалась легкими ушибами, аппарат же сильно пострадал – поломан остов».

 

К весне 1911 года супруги сочли, что Домникия Иларионовна достаточно подготовлена, чтобы совершить свой первый самостоятельный полет. Произойти это должно было во время Второй Международной авиационной недели в Санкт-Петербурге, в которой официальное участие планировал принимать Кузнецов. Но планам авиатора сбыться было не суждено. Его «Блерио-ХI» к началу состязаний отремонтировать не успели. Ремонт был закончен лишь к концу авиационной недели.

 

Настоящим авиатором Домникия Иларионовна не стала. Но почетное место свое в истории российского летания «застолбила». Ведь она явилась первой женщиной нашего Отечества, самостоятельно попытавшейся подняться в воздух на аппарате тяжелее воздуха! Так что «Петербургская газета» была права, назвав Домникию Иларионовну Кузнецову-Новолейник «первой русской женщиной авиатором».

 

Аппарат ремонту не подлежал, и счастье госпожи Кузнецовой-Новолейник, что она сама не пострадала при этой аварии. Больше попыток самостоятельно летать она не предпринимала. То ли испуг был очень силен, то ли муж категорически воспротивился…

 

Семья Кузнецовых прожила долгую и счастливую жизнь. Павел Андрианович продолжил свою летную деятельность. Провел в 1911–1912 годах турне по городам России. С успехом выступил с показательными полетами в Бухаресте. Но его по-прежнему преследовали аварии и поломки. После того как Кузнецов потерпел серьезную аварию во Владивостоке в 1912 году и долго лечился, он принял решение завершить летную карьеру. Авиатор вернулся к своей прежней профессии строителя. Работал в причерноморских городах России: в Керчи, Кисловодске, строил порт в Туапсе. Домникия Иларионовна посвятила себя театральному искусству. Карьера актрисы была весьма успешна. Пробовала она себя и в роли режиссера. Осела счастливая семья в Кисловодске. Говорят, что там до сих пор стоит их дом и в нем открыт мемориальный музей. Умерла первая авиатор в том же Кисловодске в 1962 году, в возрасте 76 лет.

 

Счастливая жизнь

 



 

Мероприятия Комитета по молодежной политике правительства Санкт-Петербурга, направленные на профилактику наркомании в молодежной среде. Операция «Внимание – дети!». Пекин – наша Нарва. Но будет и Полтава…. Не фонтан. В Петербурге грядет новая революция. Городская «копилка» пополняется. С КАДа убрали еще одну «пробку».

 

На главную  Звезды 

0.0088
Яндекс.Метрика