На главную  Звезды 

 

Раззудись, плечо, размахнись, рука!. Первое упоминание о кулачных боях на Руси встречается еще в летописи Нестора (1069 г.): «видимо бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати друг друг друга…». Дрались («упихати друг друга») в Москве, в Новгороде, в других городах, в деревнях, а потом, конечно, и в славной столице Петра. Славно бились обычно по праздникам, на Масленицу, на Пасху, а чаще всего – зимой, на Святках. Выходили удалые бойцы стенка на стенку, но иногда и «один на один».

 

Русской «народной потехой» издревле называли у нас кулачные бои. Популярны они были и в Петербурге, где самыми большими их любителями в свое время слыли удалые фавориты императрицы Екатерины, могучие богатыри братья Алексей и Григорий Орловы. Однако эти «драки на кулачках» в России никогда не были просто дракой. А чем же?

 

«Имея шляпу набекрене…»

 

В Санкт-Петербурге в конце XVIII века бои устраивались в Екатерингофе, в начале XIX века – в Ямской слободе (р-н современных улиц Марата и Разъезжей), на Охте, у Смольного монастыря. Бились у Стеклянного и Фарфорового заводов, на Адмиралтейской стороне – на лугу («Зеленом поле»), позади двора графа Апраксина, на Аптекарском острове, а порой даже – у Зимнего дворца.

 

Певец Северной Пальмиры, «старик Державин» описывал эту народную забаву как нечто, что «веселит дух» русского человека:

 

Однако эти сражения «на кулачках» редко были слишком жестокими (хотя, когда дюжие ребята молотят друг друга пудовыми кулаками, о «мягкости» тоже говорить не приходилось), а, скорее, представляли собой молодецкую забаву, желание разогнать кровь, проявить удаль, отвагу, по­красоваться. А что еще можно было делать в те времена, когда спортивных состязаний еще не существовало?

 

Кулачные бои не были «боями без правил», а регламентировались жесткими нормами, за несоблюдение которых бойцов строго наказывали. Противники располагались друг против друга «стенками». Бой начинали мальчишки – «задиры». Запрещалось драться с «закладкой» (тяжелым предметом в кулаке), бить лежачего («лежачего не бить»!), бить «с крыла» (неожиданный удар с боку или сзади), севший на землю боец считался пленным и т. д.

 

По склонности моей к премене,Имея шляпу набекрене,Лечу на резвом скакуне…Или музыкой и певцами,Органной и волынкой вдруг,Или кулачными бойцамиИ пляской веселю мой дух.

 

По окончании сраженья,Героя нашего ведутВ питейный дом на угощенье.

 

В «драке на кулачках» участвовала главным образом молодежь, а богатые зрители награждали победителей деньгами, а потом все – победители и побежденные – с громкими криками и удалыми песнями расходились по кабакам и харчевням, где продолжалось обсуждение сражения, велись жаркие споры, как и сегодня после футбольных матчей. Как отмечал неизвестный пиит того времени:

 

Лихой был в старину у нас боец кулачный,Гордей – «чугунный лоб», боец не так-то взрачный,

 

Полиция смотрела на эту народную забаву сквозь пальцы и только иногда разливала слишком разгорячившихся дерущихся водой. Самых сильных бойцов-победителей все знали по именам, ими гордились, все их уважали. В первой половине XVIII веке в Петербурге такой славой пользовался некий целовальник Гордей по прозвищу «Чугунный лоб».

 

Славные братья Орловы

 

– писал по его поводу Александр Измайлов.

 

Большими любителями этой народной потехи были пять братьев Орловых, в особенности фавориты Екатерины, Алексей и Григорий, отличавшиеся необыкновенной силой и молодечеством.

 

Кулачные бои пользовались популярностью не только среди простонародья. На них часто приходили богатые купцы в лисьих шубах, приезжали знатные вельможи, которые сами подвозили бойцов и щедро потом их одаривали.

 

– восторгался удальцами сам Михайло Ломоносов.

 

Блажен родитель твой, нам дав таких сынов,Не именем одним, но свойствами орлов,

 

Однако даже бесстрашный Алексей Орлов следил затем, чтобы бои не были излишне жестокими. Приказывал привозить за свой счет целыми возами кожаные рукавицы, смягчавшие удар, которые раздавали всем желающим.

 

Григорий был высокого роста, с правильными и нежными чертами лица, «гигант с головой херувима». Алексей – прославленный граф Чесменский своей силой даже превосходил брата. Ударом кулака он убивал быка, одной рукой мог остановить за колесо шестерку лошадей. При этом не только охотно наблюдал за сражениями, но и сам нередко выходил «на кулачки», но всегда один на один. А в молодости нередко вызывал на бой сразу десяток гренадеров и всех их укладывал на землю.

 

«Вовсе запретить…»

 

Многие считали такие битвы «делом полезным», своего рода «рыцарским турниром» на кулаках, воспитанием молодежи в духе мужества и отваги во времена, когда России приходилось постоянно воевать, защищая свои границы от неприятеля. Физическая сила и храбрость, когда сражались в основном саблей, шпагой и штыком, были для этого совершенно необходимыми. По словам историка Н. И. Костомарова, именно кулачные бои «… делали русских неустрашимыми и храбрыми на войне».

 

В 1823 году во время путешествия Александра Первого на юг, в городе Пирятине был бой, где мещанин Иван Герасимов «убил до смерти» мещанина же Трофима Сыроватникова. Об этом донесли государю, и он, разгневавшись, тут же распорядился запретить бои. А в 1832 году этот запрет был закреплен в своде законов Николая Первого: «кулачные бои, как забавы вредные, вовсе запретить».

 

Однако во время молодецкой потехи все-таки случалось, что и убивали. В Петербурге на Неве, на Сретение, где бились охтяне с фабричными, и где «злобные чухонцы превращали забаву чисто русскую и незлобивую в бойню – пускали в ход ножи и наносили кровавые раны».

 

Историк того времени А. Ровинский вспоминал: «Несмотря на все запрещения производить кулачные бои, они все-таки производятся и в наше время. Да особенно опасности в них для народного здравия не видится: до смертных случаев при чест­ных условиях боя никогда не доходит».

 

Однако Россия, как известно, знаменита тем, что в ней «строгость законов всегда смягчалась необязательностью их исполнения». А потому кулачные бои продолжались. В 1908 году «Петербургская Газета» писала: «Между рабочими Нарвской заставы существует обычай в праздничные дни в виде развлечения устраивать кулачные бои. Все рабочие этой местности делятся на две партии: «Балтийскую» и «Петербургскую», между которыми и происходят сражения. Местом для этой забавы служит Бородинский переулок, примыкающий к Петербургскому шоссе».

 

После революции, во времена Гражданской войны, террора и войн, всеобщего обнищания, русским людям уже было не до «народных забав» – кулачные бои прекратились. Однако они возродились в наши времена. Но уже не как «стенка на стенку», а под видом спортивных состязаний. В Санкт-Петербурге существует Общество русского кулачного боя, которое устраивает официальные турниры. В январе нынешнего года состоялся турнир, который благословил наместник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры архимандрит Назарий. Народная традиция возвращается…

 

Традиция возвращается

 



 

Царские подарки. «Я обмерил пьедестал». Первые лауреаты премии имени Кирилла Лаврова. Ограбление по…. Отходная по «ведрам с гвоздями». Самая важная проблема. Дерево повредил – посади три!.

 

На главную  Звезды 

0.0511
Яндекс.Метрика