На главную  Звезды 

 

«Никакого снисхождения быть не должно!». –Говоря об этой борьбе, мы подразумеваем три задачи. Во-первых, это перекрытие каналов, по которым наркотики поступают в Россию, в частности и в наш город. Так, основная масса героина идет из Афганистана, марихуана – из бывших советских республик Средней Азии, синтетические наркотики – из Западной Европы через Прибалтику. Кокаин из Эквадора доставляют морем.

 

Заместитель начальника Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-майор полиции Вячеслав Рябцев рассказывает о борьбе с наркопреступностью.

 

В январе, например, нами была выявлена такая «точка»: в обыкновенной квартире хозяин устроил теплицу и выращивал марихуану. При этом содержание «активного вещества» в ней в 300 раз превышало содержание в обычном растении. В квартире изъяли более 30 «взрослых» кустов конопли, большое количество рассады, компьютерное оборудование для культивирования растений. Все было организовано на высшем уровне: автоматический полив, освещение. Кстати, семена дурманящего зелья «огородник» привозил из Голландии.

 

Во-вторых, – ликвидация местного производства наркотиков.

 

И наконец, важнейшей задачей является пресечение деятельности преступных групп.

 

Кроме подобного «огорода на дому», в городе существуют лаборатории по производству синтетических наркотиков. Дело доходное, поэтому их производители готовы на любые риски. Удалось прикрыть немало таких «производств», но, к сожалению, они возникают вновь и вновь. В конце марта, например, мы совместно с Управлением ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области пресекли деятельность такой лаборатории, где делали амфетамин. Были изъяты несколько килограммов наркотика, оборудование, финансовые документы, которые показывали, что «производство» было поставлено на широкую ногу.Отношение людей к наркотикам в целом снисходительно-отрицательное. То есть наркотики – это плохо, но это касается героина, так называемых тяжелых наркотиков, подразумевая при этом некий либерализм к другим видам. С этим я категорически не согласен. Никакого снисхождения быть не должно. Считаю, что отношение к наркотикам должно быть беспрекословно непримиримым!

 

– В нее нередко входит несколько десятков человек, занимающихся сбытом наркотиков. Она имеет ступенчатую структуру. Во главе – организатор. Ниже – «бригадиры», которые развозят наркотики по точкам сбыта, собирают вырученные от их продажи деньги, ведут всю организационную работу. И низшая ступень – сбытчики. На их квартирах, в подъездах их домов, как правило, происходит реализация наркотиков.

 

– Что представляет собой такая группа?

 

– Да, в том числе поступают сообщения и от граждан. Например, звонят: «У нас в соседней квартире – наркопритон, собираются наркоманы или продают наркотики». Такое бывает нередко. Но дело в том, что задержали, например, ее хозяина. Состоялся суд. Получил он два года условно. На месяц-другой затаился, а потом вновь начинает делать свое черное дело. Поэтому главной своей задачей мы считаем перекрытие каналов поступления наркотиков и ликвидацию организаторов наркобизнеса. В результате остаются не у дел и «низовые структуры» – мелкие сбытчики. Пресекая деятельность одного крупного сбытчика, можно оздоровить ситуацию в целом районе города.

 

– И об этом, как правило, сообщают горожане?

 

– Сбытчик – это, как правило, мужчина до 30 лет, а то и моложе, не имеющий другого источника доходов, кроме торговли наркотиками. Если стаж ранний, лет с 15, то в лучшем случае у него среднее образование, а если он вовлечен в студенческие годы, то может быть и с дипломом. Большая часть людей этой категории – сами наркоманы.

 

- Каков социальный портрет наркодельца?

 

– Есть осязаемые результаты работы?

 

А вот «бригадиры», организаторы – люди внешне весьма благополучные, сами наркотики, как правило, не употребляют. Они нередко заботливые родители и, ограждая своих чад от дурного зелья, беспощадно «сажают на иглу» их ровесников. Наркодельцы нередко и не подозревают, что в результате жертвами созданной ими же системы могут оказаться и их собственные дети, втянутые в наркоманию их же клиентами. Таких фактов я знаю немало.

 

Но при этом меня беспокоит отсутствие четких критериев по оценке реальной ситуации с наркоманией. Несмотря на то что количество наркозависимых стабилизируется (того стремительного роста, который мы наблюдали в конце 90-х, сегодня нет), есть еще и лица, «употребляющие наркотики». С позиции медицины – это «две большие разницы». По результатам исследований, из тех, кто хоть раз попробовал наркотики, 53% начинают употреблять потом регулярно. То есть фактически каждый второй из них уже попадает в психологическую зависимость: пока нет ломок, но есть интерес.

 

– В последние год-два мы начали отмечать в нашем регионе перебои с наркотиками. Кстати, один из показателей этого – рост количества обращений наркозависимых за медицинской помощью. Ведь наркомания – это непреодолимое влечение к наркотикам, физиологическое заболевание, человек просто не может себя ощущать «нормально» без них. Он не способен ничего делать, все мысли его направлены только на то, где бы достать дозу. Наркоманы в недоумении: «Что происходит? На одной „точке“ пусто, на другой…». И в такой ситуации зависящий от дурмана человек ищет помощь у медиков.

 

– В общей массе я бы назвал его снисходительно-отрицательным. То есть наркотики – это плохо, но это касается героина, так называемых тяжелых наркотиков, подразумевая при этом некий либерализм к другим видам. С этим я категорически не согласен. Никакого снисхождения быть не должно. Считаю, что отношение к наркотикам должно быть беспреко­словно непримиримым!

 

– А каково, по-вашему, сейчас отношение общества к наркомании?

 

– Поможет ли изменению отношения общества к наркотикам созданный недавно Государственный антинаркотический комитет?

 

Судите сами – каждый наркоман втягивает за собой еще пятерых. Приходит он за дозой, денег нет. Ему говорят: «Возьми пять, четыре продашь, одну себе возьмешь». Он так и делает. Это равносильно эпидемии. Сегодня существуют наркотические препараты, зависимость от которых наступает уже после второго применения.

 

Комитет координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти и антинаркотических комиссий в субъектах РФ по противодействию незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, то есть того, из чего их делают. А также организует их взаимодействие с органами исполнительной власти, мест­ного самоуправления муниципальных образований, общественными объединениями и организациями.

 

– Он, собственно говоря, создан в том числе и для этого. В задачи комитета входят прежде всего подготовка предложений президенту по формированию государственной политики и улучшению законодательства в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

 

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге состоялось первое заседание городской антинаркотической комиссии, которую возглавляет губернатор Валентина Матвиенко. Обсуждены на нем важные задачи, намечены мероприятия по их выполнению.

 

В каждом субъекте РФ созданы антинаркотические комиссии. О серьезности намерений говорит и тот факт, что президентом России предписано главам субъектов лично руководить их работой.

 

 

Подобные же подразделения будут функционировать и в каждом районе нашего города.

 



 

Георгий Победоносец и георгиевские кавалеры. Победа – одна на всех. Футбол без экстремизма. Загадка «приграничных аэродромов». Вопрос – ответ. Золотое сопрано России. Оплеуха к празднику.

 

На главную  Звезды 

0.0542
Яндекс.Метрика