На главную  Анализ 

 

Пушки вместо пирамиды черепов. Идея увековечить славу русской армии, победившей в Русско-турецкой войне 1877–78 гг., принадлежала великому князю Николаю Николаевичу, командовавшему тогда Дунайской армией. Вероятно, именно он и предложил построить мемориал именно из трофейных орудий. Еще в 1810-е годы турки воздвигали пирамиды из костей и черепов павших на войне сербов. Это вызывало негодование русских солдат и офицеров. Русская армия снесла один из таких «памятников позора» близ города Ниша.

 

Как известно, установленная в 1886 году у Свято-Троицкого собора в Петербурге в честь побед русского оружия в войне с Турцией Колонна Славы была составлена из трофейных турецких пушек. Говорят, это было сделано намеренно: как «цивилизованный» ответ России «бусурману», который строил в те времена пирамиды из черепов убитых врагов. После революции мощную и уникальную колонну снесли. А пушки куда-то исчезли. Воссоздан памятник был только в 2005 году.

 

Во время штурма Плевны русские захватили 886 турецких орудий. В 1882 году на артиллерийских складах Николаева были найдены 110 таких пушек, которые перевезли в Петербург.

 

А потому сама идея воздвигнуть в память о той войне в столице России монумент из трофейных пушек врага выглядела как своеобразный ответ на эту варварскую традицию «бусурман».

 

Из трех проектов, представленных инженер-капитаном Г. Житковым, участником войны, был выбран один, который усовершенствовал архитектор Д. Гримм. Монумент состоял из трех частей: пьедестала, соб­ственно колонны и капители с фигурой Победы. На пьедестале размещались бронзовые доски с именами всех частей войск, участвовавших в войне, а также излагался ее ход. Колонна же представляла собой чугунный каркас с винтовой лестницей внутри, к которому прикреплялись 128 пушек и мортир в шесть ярусов друг над другом. Пушки были разного размера и веса, а потому их монтаж потребовал сложных инженерных расчетов. Однако издалека казалось, что все орудия были одинаковы.

 

Уникальный монумент

 

Торжественное открытие Колонны Славы состоялось 12 октября 1886 года в очередную годовщину победы русских войск под Горным Дубняком (главный опорный пункт турок на подходе к Плевне). В параде приняли участие гвардейские части в присутствии ветеранов войны. Для офицеров был дан потом торжественный обед в Эрмитаже, а для нижних чинов – в казармах лейб-гвардии Измайловского полка. Угощение для солдат, согласно сохранившемуся меню, состояло из «чарки водки, бутылки пива, двух пирогов, булки, куска мяса, двух яблок и двадцати пяти папирос». А в приказе императора Александра III по случаю открытия монумента говорилось: «Да пребудет памятник этот самоотвержению и доблести воинов, с помощью Божией покрывших новою славою Русские знамена и Русское имя».

 

Фигура крылатой богини Ники (Победы), венчавшая колонну, была создана из медных листов по рисунку П. Шварца (кстати, воссоздал ее потом вездесущий З. Церетели). Вдоль решетки прицерковного садика установили еще десять пушек, а также два газовых канделябра и два столба из турецких орудий. Уменьшенная копия колонны украшала зимний сад особняка владельца завода, где отливали монумент, К. Рахау на Лиговском проспекте.

 

А куда же исчезли исторически пушки? Точно это неизвестно до сих пор. По одной версии, их переплавили в печах одного из металлургических заводов, ссылаясь на «нехватку в стране металла». По другой – пушки продали в Германию. Ведь в свое время турки закупали пушки на заводах Круппа, а крупповская сталь всегда ценилась очень высоко.

 

Однако уникальный памятник – такого не было нигде в мире – ждала печальная судьба. В 1929 году советское правительство приняло решение его снести. И уже в 1930 году Колонну Славы уничтожили.

 

«Расстрельный» список

 

Историки упоминают и еще об одной версии, согласно которой было принято решение о сносе колонны. Это было сделано накануне визита наркома по военным и морским делам Климента Ворошилова в «дружественную Турцию». Само существование в России такого монумента, мол, «раздражало турок», и советское правительство решило сделать «жест доброй воли». Однако официально о такой причине никак не сообщалось.

 

В результате в городе начался архитектурный погром. Был снят памятник-бюст Александру I на Каменноостровском проспекте, памятник Александру III, который стоял перед Московским вокзалом, снесен памятник великому князю Николаю Николаевичу, находившийся на Манежной площади, уничтожен памятник принцу Ольденбургскому (стоял на Литейном перед Мариинской больницей), уничтожены памятник «Подвигам лейб-гвардии Саперного батальона» на Кирочной улице, памятник «Питомцам Академии Генерального штаба» на Суворовском проспекте, снесены Московские ворота (восстановлены в 1958–61 гг.) и т. д.

 

Впрочем, снос колонны вполне вписывался в так называемый «План монументальной пропаганды» советских властей. Впервые он был обнародован в апреле 1918 года в декрете«О памятниках республики». Согласно документу, «памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц» Петрограда.

 

Как мы видим, сносились и те памятники, которые имели несомненное художественное значение и не имевшие никакого отношения к царям, как, например, памятник Саперному батальону. Разрушители, как это очевидно, руковод­ствовались вовсе не художественными, а сугубо идеологическими соображениями.

 

Но больше всего досталось Петру I. Хотя знаменитый Медный всадник и уцелел, но было снесено не менее шести прекрасных монументов основателю Петербурга. В том числе памятник знаменитого скульптора Антокольского у Сампсониевского собора, «Петр, спасающий рыбаков» на Адмиралтейской набережной, еще один памятник Антокольского на Кирочной улице и другие.

 

Мой сын и мой отецпри жизни казнены,А я пожал удел посмертного бесславья,Торчу здесь пугаломчугунным для страны,Навеки сбросившей ярмосамодержавья.

 

Некоторые памятники не просто сносили или убирали, а сначала над ними издевались. Так, монумент Александру III во время праздников закрывался пропагандистскими щитами и плакатами, а в 22-м году на его подножии высекли надпись коммунистического стихослагателя Демьяна Бедного:

 

«Упал и разбился…»

 

Так писали о царе, в правление которого Россия успешно развивалась и не было ни одной войны!

 

К счастью, почти все эти уродливые монументы были сделаны из гипса и дерева и потому простояли недолго. Так, уже в январе 1919 года охранник Зимнего дворца доносил: «Довожу до сведения коменданта, что сего числа во время моего дежурства в 5 часов утра памятник, поставленный на углу у бывшего Зимнего дворца товарищу Радищеву, упали разбился…»

 

Одновременно большевики спешили увековечить свое собственное правление. В соответствии с «Ленинским планом монументальной пропаганды» в 1918–20 гг. в городе было установлено 20 скульптур «видным революционерам». Первым смастерили памятник Радищеву в проломе ограды, которая окружала сквер Зимнего дворца. После чего в разных местах понаставили монументы Лассалю, Марксу, «Красногвардейцу», Воровскому, Гарибальди, «Великому металлисту» и т. д. Поэт В. Ходасевич так писал по поводу реакции жителей города на эти «творения»: «Первые ряды уже вступали на площадь и, окончательно ошеломленные, останавливались перед скульптурой непристойно белого, гипсового, мускулистого «Пролетария» и медленно обходили вокруг. Начались такие высказывания, что я хоть и помню их, но неловко написать…»

 



 

Петербуржцы поддержали Путина. «Жилищный прорыв»: атака на коммуналки. Магазин шагает к дому. Индустрия оптимизма. Он спас страну от бурь.... ...и вернул русским чувство гордости. Дом для 11 наций.

 

На главную  Анализ 

0.009
Яндекс.Метрика