На главную  Анализ 

 

«О, поле, поле, кто тебя усеял…». Люблю воинственную живостьПотешных Марсовых полей,– писал Пушкин.

 

В XVIII веке это место называлось Большим, или Потешным полем. На нем то и дело проводились военные смотры, фейерверки, парады (отсюда и последующее название – в честь римского бога войны Марса).

 

Император Павел I, присутствуя там однажды на смотре, остался недоволен тем, как маршировал Преображенский полк. В ярости он крикнул: «Кругом… марш! В Сибирь!» Полк туда и зашагал. Вернули бедолаг назад только из-под Новгорода.

 

В более поздние времена там катались велосипедисты, а на Пасху и Рождество устраивались народные гулянья, строили балаганы и аттракционы.

 

В начале XX века там соорудили деревянную панораму «Севастопольская оборона» (ее потом увезли в Севастополь) и железобетонное здание скейтинг-ринга, предназначавшееся для модного катания на роликовых коньках. В отличие от предполагавшегося «Дворца правосудия» каток стали называть «Дворцом пьяноблудия» из-за огромного ресторана, работавшего до часа ночи. Словом, до войны 1914 года ничего хорошего на этом пустыре так и не появилось, а когда война началась, уже было не до архитектурных проектов.

 

Власти не раз думали о том, как бы этот район благоустроить. Один из проектов предусматривал постройку там здания Государственной думы. Был даже объявлен конкурс, победителем которого стал архитектор Дмитриев. Другой проект предлагал соорудить на Марсовом поле «Дворец правосудия» с памятником царю-освободителю Александру II. Но все эти грандиозные замыслы так и остались на бумаге.

 

Февральская революция прошла без больших жертв. Немногие убитые пролежали без погребения до марта, когда новым властям пришла в голову идея их все-таки захоронить. Как вспоминал художник А. Бенуа, бывший свидетелем похорон, «поговаривали, что ввиду недостаточного числа погибших в боях революционеров им добавили – для счета – несколько умерщвленных городовых».

 

Красные гробы

 

«Я видел Марсово поле, – писал будущий нобелевский лауреат, – на котором только что совершили, как некое традиционное жертвоприношение революции, комедию похорон будто бы павших за свободу героев. Что нужды, что это было, собственно, издевательство над мертвыми, что они были лишены честного христианского погребения, заколочены в гроба почему-то красные и противоестественно закопаны в самом центре города живых! Комедию проделали с полным легкомыслием и, оскорбив прах никому не ведомых покойников высокопарным красноречием, из края в край изрыли и истоптали великолепную площадь, обезобразив ее буграми, натыкали на ней высоких голых шестов в длиннейших и узких черных тряпках и зачем-то огородили ее дощатыми заборами, на скорую руку сколоченными и мерзкими не менее шестов своей дикарской простотой».

 

Сначала хоронить хотели на Дворцовой площади. Однако потом эту безумную затею оставили и начавшие уже разлагаться трупы зарыли в общей яме, поспешно вырытой на пустыре Марсова поля. Вот как описал это событие Иван Бунин:

 

Гранитный мемориал на месте захоронения был сооружен в 1919 году, оказавшись в Петрограде первым продуктом советской архитектуры (в Москве им стал мавзолей Ленина). Так что коммунистический режим начал строиться с надгробий! Надписи на могилах Марсова поля сочинил лично Луначарский, который писал Ленину в середине сентября 1918 года:

 

А кто же «герои»?

 

Позднее к безымянным покойникам стали «подхоранивать» уже не безымянных, а и в самом деле отличившихся «героев». Так, например, на Марсовом поле погребен первый начальник свирепой питерской ЧК Моисей Урицкий.

 

«Памятник героям революции. Вот мною сочиненные надписи, если Вам интересно: “Бессмертен павший за великое дело, в народе жив вечно, кто для народа жизнь положил, трудился, боролся, умер за общее благо”» (орфография, конечно, новая).

 

Выходец из семьи лавочника-менялы в Черкассах, Урицкий участвовал в бунтах 1905 года, а потом находился в эмиграции, где близко сошелся с Троцким. В 1917 году вместе с ним на одном пароходе вернулся в Россию из США. Как отмечалось недавно в хроникальной передаче Первого канала, этот пароход и отправка революционеров во главе с Троцким в Россию финансировались американской закулисой с целью развала и ослабления России – могучего экономического конкурента США. Точно так же, добавим, как Генштаб Германии финансировал возвращение в Петроград Ленина и другой группы его сообщников в так называемом «пломбированном вагоне».

 

Зловещий палач

 

А между тем это был тщедушный человечек, далеко не красавец. «Как сейчас помню его коротенькую фигурку на кривых ножках, когда он раскачивающейся походкой, ежеминутно поправляя пенсне на носу, шел к своему столу», – вспоминал А. Ильин. «Он укреплял себя в работе вином. От человека, его близко знавшего, я слышал, что под конец жизни Урицкий стал почти алкоголиком», – свидельствует

 

Должность главаря ЧК Урицкий получил в марте 1918 года, став самой зловещей фигурой первого года правления большевиков. По его приказу были расстреляны рабочие – участники демон­страции, протестующей против произвола новых властей, убиты офицеры Балтий­ского флота вместе с семьями. Он стал основоположником массового метода уничтожения людей – дал указание затопить в Финском заливе несколько барж с арестованными флотскими офицерами. Страх и ужас наводило имя Урицкого на жителей Петрограда.

 

Застрелил главного чекиста в том же 1918 году молодой поэт, член партии эсеров Леонид Канегиссер. Чекисты в ответ расстреляли в Петрограде несколько сотен заложников из «непролетарских» слоев населения. Такие же массовые расстрелы прошли и в других городах, а «товарищ Урицкий» был с почестями похоронен на Марсовом поле. При похоронах по площади перед изумленными жителями строевым шагом прошел батальон неизвестно откуда взявшихся в Петрограде наемников-китайцев.

 

М. Алданов в книге «Убийство Урицкого». Мы никогда не узнаем, сколько людей погибло по его приказам.

 

Шинели латышских стрелков

 

Другой похороненный там пособник палачей – Володарский, о котором уже писала наша газета в статье о до сих пор сохранившейся «революционной» топонимике Петербурга.

 

На Марсовом поле все призраки бродятВ длиннющих шинеляхлатышских стрелков…и т. д.

 

Поэтесса Валентина Гиндлер сочинила несколько лет назад поэму под названием «На Марсовом поле»:

 

По сути дела, они были у большевиков такими же наемниками, как и китайский батальон. Новая власть опиралась поначалу на штыки платных ландскнехтов. Как свидетельствуют учебники истории советских времен, 6-й полк латышских стрелков уже в ноябре 1917 года «использовался для поддержания революционного порядка и участвовал в ликвидации контрреволюционных мятежей». Сводная рота латышских стрелков вместе с матросами несла охрану Смольного, где находилось советское правительство, а также поезда, в котором советское правительство переезжало в Москву. 9-й латышский полк охранял потом Кремль. Впоследствии латышские стрелки подавляли «антисоветские выступления в Ярославле, Муроме, Рыбинске, Калуге, Саратове, Новгороде и др.». Другими словами, свирепо расправлялись с населением, восстававшим против грабежей и жестокостей большевиков.

 

Да, помимо упомянутых выше «героев революции», там и в самом деле похоронено несколько стрелков. В частности, их комиссар Нахимсон. Но чем же прославились латышские стрелки в те годы, что удостоились чести быть похороненными на Марсовом поле?

 



 

Город поможет малому бизнесу. Учись, студент!. Наша первая вселенная. В стране назрел спортивный бум. Лошадиные силы дорожают. «Солнечный народ» на берегах Невы. «Пластик» требует осторожности.

 

На главную  Анализ 

0.0201
Яндекс.Метрика