На главную  Анализ 

 

Задача номер один!. ВНИМАНИЕ: ПЕРЕДАЧА «ДИАЛОГ С ГОРОДОМ» ВЫХОДИТ ТЕПЕРЬ НА ПЯТОМ КАНАЛЕ В ПОСЛЕДНИЙ ЧЕТВЕРГ КАЖДОГО МЕСЯЦА В 20.00

 

«Прорыв в решении жилищной проблемы я считаю политической задачей № 1». Это сенсационное заявление, сделанное весной губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко в ее По­слании к Законодательному Со­бранию, на глазах претворяется в конкретные дела. В кратчайшие сроки разработан и направлен в Законодательное собрание пакет поистине революционных законов, ориентированных на решение жилищной проблемы в Петербурге. Впервые в своей истории город сказал решительное «нет» коммуналкам и ветхому жилью, которые прежде рассматривались как печальная данность. Что это значит для граждан? По просьбе наших читателей мы практически полностью приводим расшифровку программы Пятого канала «Диалог с городом», где Валентина Матвиенко в прямом эфире отвечает на самые острые вопросы горожан о сути новой жилищной политики.

 

ВЕДУЩИЙ: С нового телевизионного сезона программа «Диалог с городом» вернулась на Пятый канал и будет выходить в эфир в последний четверг каждого месяца в 20.0 После летних каникул зрители буквально завалили нас вопросами – и в телевизионной приемной губернатора на Итальянской, и на сайтах Пятого канала и петербургских «Вестей». Как всегда, мы отобрали для эфира самые острые из них, самые актуальные для большинства петербуржцев. И я думаю, что для Вас, Валентина Ивановна, не будет неожиданностью, что 80 процентов всех вопросов посвящены жилью. А именно – Вашей новой жилищной политике.

 

ДИАЛОГ С ГОРОДОМ

 

«Народ хочет знать!»

 

Как вы знаете, мы традиционно начинали нашу программу с рубрики «Народ против». Но на этот раз сами во­просы петербуржцев подтолкнули нас к тому, чтобы изменить этой традиции. Информация – вот что сейчас выходит на первый план. Информация о новых жилищных законах, о новых возможностях улучшить жилищные условия, о том, куда человеку идти и что делать, чтобы решить эту проблему. Поэтому сегодня мы начинаем программу с рубрики «Народ хочет знать!».

 

ГУБЕРНАТОР: Ну, это действительно так, из окон коммунальной квартиры ничего не видно, кроме безысходности. Поэтому в Послании я сказала, что на весь свой второй губернаторский срок до конца 2011 года считаю политической задачей № 1 радикальный прорыв в решении жилищной проблемы петербуржцев. Действительно, мы не можем больше испытывать терпение людей, мы не можем мириться с тем, что в Петербурге в наше время люди живут в таких ужасающих условиях. И это не декларации о намерениях, это конкретный план действий с конкретными сроками и необходимым объектом финансирования по годам. Надо понимать, что мы взялись за такую задачу, которую в нашем городе никогда раньше так не ставили. Ну, просто потому, что она казалась неподъемной. Поэтому готовых решений, готовых механизмов у нас, конечно же, не было. Мы часами сидели со специалистами – с жилищниками, с риэлторами, с юристами и, конечно же, с финансистами, чтобы найти эти механизмы. Так появилась Концепция жилищной политики, которую приняло Правительство города. А на ее основе был разработан пакет из пяти законов – и по коммуналкам, и по очередникам, и по субсидиям, которые мы направили в Законодательное собрание. Как только депутаты их примут, жители города получат абсолютно новые возможности для улучшения своих жилищных условий. Деньги на это в проекте бюджета следующего года и на перспективу до 2011 года уже предусмотрены. Только на следующий год это 15,7 миллиарда на новое бюджетное строительство, 15,3 миллиарда на капитальный ремонт и реконструкцию жилого фонда и 7 с лишним миллиардов – на субсидирование жилищных программ.

 

ВЕДУЩИЙ: Итак, Валентина Ивановна, напомним горожанам, что о Вашей новой жилищной программе город узнал в мае. Выступая с ежегодным Посланием, Вы, по сути, сказали: мириться с коммуналками, ветхими домами и очередью на жилье, которая почти не движется, город больше не будет! Все СМИ цитировали Вашу фразу о том, что «из окон коммунальной квартиры не видны стратегические проекты».

 

ГУБЕРНАТОР: Понимая важность этих законов, я надеюсь, что уже в следующую среду.

 

ВЕДУЩИЙ: Когда, по Вашему мнению, депутаты окончательно примут закон по жилью?

 

ГУБЕРНАТОР: В первую очередь расселение ветхого и аварийного фонда – это раз. Расселение коммунальных квартир – два. Радикальное сокращение городской очереди на улучшение жилищных условий – это три. Столь же радикальное ускорение целевых программ «Жилье для бюджетников» и «Молодежи – доступное жилье» – это четыре. Реновация кварталов, застроенных домами первых массовых серий, то есть переселение жителей хрущевок в новые современные дома – это пять, и плюс, конечно же, решение проблем обманутых дольщиков и жильцов общежитий.

 

ВЕДУЩИЙ: Валентина Ивановна, давайте нашим зрителям напомним, что же включает в себя новая городская жилищная программа.

 

ГУБЕРНАТОР: Да, пожалуйста, я готова. Нам есть что сказать по этому вопросу.

 

ВЕДУЩИЙ: Если не возражаете, Валентина Ивановна, проблемы дольщиков и общежитий мы рассмотрим в октябре, в следующем выпуске «Диалога с городом».

 

ВЕДУЩИЙ: А сегодня давайте поговорим о том, что касается большинства наших зрителей. О тех пяти направлениях, которые Вы назвали и которые, как я понимаю, должны обеспечить прорыв на жилищном фронте. И начнем с аварийного жилья как самой неотложной задачи.

 

Добротное дешевое жилье вместо аварийного

 

– Добрый вечер, Валентина Ивановна, я проживаю в ветхом, аварийном доме. Наш дом расселяют уже на протяжении 12 лет. И никак не могут расселить. Дом у нас трещит, полы проваливаются, стены в трещинах. В нашем доме проживают дети, пенсионеры и блокадница еще. К Вам большая просьба – ускорить расселение этого аварийного флигеля, так как мы очень переживаем за семью и за своих детей. Большое спасибо. Помогите!

 

Вопрос задает Давыдова Надежда Павловна, Кирочная ул., д. 12, кв. 15:

 

Я уже говорила в Послании, что мы должны обеспечить рекордный рост строительства бюджетного жилья. Но не для того, чтобы ставить рекорды, а чтобы наращивать темпы расселения, в первую очередь аварийного и ветхого фонда. Сравните две цифры. В 2003 году мы вводили всего лишь 30 тысяч квадратных метров жилья, построенного за счет бюджета, в прошлом году мы ввели 162 тысячи квадратных метров, в этом году это уже будет 230 – чуть больше, а в 2011 году мы должны взять планку в миллион квадратных метров. Почему мы так увеличиваем строительство бюджетного жилья? Потому что расселять аварийный и ветхий фонд, давать жилье льготным категориям – ветеранам, блокадникам, ускорять очередь можно только за счет бюджетного жилья, а стоимость бюджетного жилья сегодня в два раза ниже его рыночной стоимости, и это более выгодно бюджету. Сейчас Жилищный комитет на основании предложений районных администраций составил перечень многоквартирных домов и общежитий, подлежащих обследованию в 2007–2011 годах и последующему их расселению. Это свыше тысячи трехсот домов, где проживает тридцать одна с половиной тысяча семей, а в общей сложности это более миллиона квадратных метров жилья.

 

ГУБЕРНАТОР: Я незамедлительно дам поручение Жилищному комитету и администрации Центрального района провести экспертизу дома, и если подтвердится его аварийность, то, безусловно, мы его включим в первоочередную программу расселения. Надежда Павловна, вы будете обязательно проинформированы о сроках расселения дома.

 

ВЕДУЩИЙ: Перефразируя классика, у нас две беды – только не «дураки и дороги», а аварийное жилье и коммуналки.

 

Прощай, «столица коммуналок»!

 

К нашему городу ведь не случайно с давних времен прикрепили ярлык – «столица коммуналок». У нас до сих пор в коммунальных квартирах живет почти 330 тысяч семей. Это более 10 миллионов квадратных метров.

 

ГУБЕРНАТОР: Это действительно очень тяжелое наследство.

 

ГУБЕРНАТОР: Это почти 11 процентов.

 

ВЕДУЩИЙ: А в процентах ко всему жилому фонду города?

 

ГУБЕРНАТОР: Я ее тоже знаю не понаслышке. Я тоже много лет жила в коммунальной квартире.

 

ВЕДУЩИЙ: Что ж, давайте по­слушаем людей, которые знают коммунальную жизнь не пона­слышке. Пожалуйста, видео.

 

– Здравствуйте Валентина Ивановна. Я к Вам неоднократно обращалась, в нашей коммуналке освободилась комната. Нас прописано 7 человек в четырнадцати с половиной квадратных метрах. И то прописали нас благодаря Вам. Спасибо большое. Скоро у моей дочки родится ребенок. Скажите, куда привезти ребенка после роддома?

 

Вопрос задает Агаян Силвард Сергеевна, Невский пр., д. 108, кв. 56:

 

ВЕДУЩИЙ: Давайте уточним, в каких случаях свободную комнату можно получить бесплатно?

 

ГУБЕРНАТОР: На этом примере можно показать, какие возможности теперь появятся у наших граждан. По новому закону в освободившуюся комнату уже нельзя будет подселять новых жильцов. До сих пор у нас такого права не было и свободные комнаты сразу занимались. Поэтому это решение принципиальное, и оно позволит улучшить жилищные условия сотням, если не тысячам семей. А в данном случае, если семья стоит на очереди, ей даже выкупать свободную комнату не придется. Она получит ее бесплатно по договору социального найма, причем с правом в дальнейшем ее приватизировать.

 

Вопрос задает Баяндина Елена Анатольевна, наб. р. Фонтанки, д. 127, кв. 68:

 

ГУБЕРНАТОР: Если семья очередников даже после присоединения комнаты не добирает до санитарной нормы. Это, как я понимаю, именно такой случай. И с учетом того, что в семье появится грудной ребенок, я, конечно же, прошу председателя Жилищного комитета Юниса Халитовича Лукманова взять этот адрес на контроль и передать семье вторую комнату.

 

ВЕДУЩИЙ: Как видите, Валентина Ивановна, народ хочет знать. В газетах сейчас информации много, но ведь все жизненные ситуации не опишешь, они очень индивидуальны.

 

– Уважаемая Валентина Ивановна, скажите, пожалуйста, где и когда мы можем узнать о программе расселения коммунальных квартир? Мы обращаемся к вам вторично: у нас семья с тремя детьми, двойняшки, и мы хотели бы поскорее улучшить свои жилищные условия.

 

Во-первых, в нашем пакете из пяти жилищных законов есть целая программа «Расселение коммунальных квартир в Санкт-Петербурге»…

 

ГУБЕРНАТОР: Вы абсолютно правы, это как у Толстого в «Анне Карениной»: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Так и здесь: все обитатели коммунальных квартир несчастливы по-своему. И тем не менее, есть общие механизмы, которые мы выработали для скорейшего расселения коммуналок.

 

ГУБЕРНАТОР: Да, это так. Во-вторых, мы прописали в законе, можно сказать, частно-государственное партнерство при расселении коммунальных квартир. Это принципиально новое решение, и я хочу это подчеркнуть. Ведь как было до сих пор? Пришел риэлтор, оценил рыночную стоимость квартиры, оценил издержки на расселение жильцов. И если дебет с кредитом не сходится, он поворачивается и уходит. Инвестору ведь подавай квартиру в историческом центре, с красивым видом, высокими потолками, эркером, камином. И чтобы в ней было как можно меньше жильцов.

 

ВЕДУЩИЙ: По-моему, это первый закон о коммуналках за всю историю города?

 

Мы понимаем, что никаких бюджетных денег не хватит. Мы должны собрать вместе возможности городского бюджета, бизнеса и собственно самих жильцов. Никто не может заставить риэлтора расселить густонаселенную, «убитую» коммуналку с окнами во двор-колодец. Это ведь бизнес. И поэтому мы решили: бизнес нельзя заставить, но бизнес можно заинтересовать. Если инвестору невыгодно расселять коммуналку по экономическим соображениям, город обязательно будет подключаться. Мы предложим ему, в зависимости от экономической модели расселения этой коммунальные квартиры, вложить, условно говоря, 70 процентов необходимой суммы, а 30 процентов за жильцов доплатит городской бюджет. Но это соотношение каждый раз будет оцениваться при расчете рыночной стоимости и экономики расселения. Причем, заметьте, мы субсидируем не бизнес, мы будем субсидировать наших жителей. Мы даем человеку жилищный сертификат, субсидию из бюджета, которую не нужно будет возвращать. И человек говорит инвестору: вот моя комната, вот моя субсидия от города – предоставьте мне отдельную квартиру. Частично он сам должен будет доплатить, но я думаю, в таком объеме, что любой человек сможет взять ипотеку. Соучастие граждан будет обязательно, иначе эту проблему нам никогда не сдвинуть с места.

 

А где сегодня взять такие квартиры? Они давно уже расселены. А те, что остались, – из разряда «на тебе, Боже, что нам негоже».

 

ГУБЕРНАТОР: Он уже появился, особенно у тех, кому интересно расселить, скажем, не отдельную квартиру, а весь дом.

 

ВЕДУЩИЙ: Это уже другой разговор. У риэлторов, мне кажется, появится интерес.

 

ГУБЕРНАТОР: Конечно, особенно малому и среднему бизнесу, например – под парикмахерские, химчистки, магазины шаговой доступности, если речь идет о первых этажах. И я уже приводила пример, скажем, по Петроградскому району, где районная администрация очень эффективно поработала именно с малым бизнесом. В итоге 2 тысячи (!) коммуналок на первых этажах расселили без финансового участия города. И те, кто занимается малым бизнесом, стали работать в цивилизованных условиях. Жителям удобно, когда можно сделать быструю покупку или починить обувь, что называется, не выходя из дома, и конечно же, все заинтересованные стороны остаются при своей выгоде.

 

ВЕДУЩИЙ: Кстати, новый закон, наверное, позволяет городу найти инвестора, готового расселить весь дом целиком? На этих же условиях: 70 процентов платит инвестор, 30 процентов – городской бюджет.

 

ГУБЕРНАТОР: Кроме того, что я сказала, это, прежде всего, многоступенчатый обмен, в котором могут участвовать до 20–30 коммунальных квартир и комнат. Он будет организован под эгидой Жилищного комитета, что дает людям определенные гарантии: подчеркиваю, этим будет заниматься город, а не частные лица. И город будет включать в эти обменные цепочки жилье, которое находится в его собственности, что, естественно, позволит быстрее решать проблему.

 

ВЕДУЩИЙ: Какие еще новые возможности появятся у жителей коммуналок?

 

И куда мне с этим обращаться?

 

ВЕДУЩИЙ: Скажем, я со своей комнатой в коммуналке участвую в этом многоступенчатом обмене. Должен ли я буду доплатить, чтобы получить в итоге однокомнатную квартиру?

 

ВЕДУЩИЙ: Вот Вы сказали, что в новом законе категорически запрещено подселять в свободные комнаты новых жильцов, чтобы не плодить коммуналки заново. С очередниками понятно: они или получают комнату бесплатно, или докупают квадратные метры сверх социальной нормы. А если человек живет в коммунальной квартире, но не стоит на очереди?

 

ГУБЕРНАТОР: Заявку нужно подавать в Горжилобмен. Если вы очередник, то за отдельную квартиру, не превышающую нормы, вам ничего доплачивать не придется. Для человека, который живет один, такая норма составляет 33 квадратных метра общей площади. Если в цепочке вдруг окажется квартира, скажем, в 50 метров и вы захотите ее получить, то разницу, нормой и площадью квартиры, которую вы хотите получить, естественно, придется оплатить. Под это можно взять ипотечный кредит.

 

Кто подскажет верный шаг?

 

ГУБЕРНАТОР: Абсолютно все жители коммуналок теперь смогут выкупить свободную комнату. Если вы очередник, то заплатите 50–60 процентов от цены квадратных метров в пределах норматива, причем если стоите на очереди более 15 лет, то всего 30 процентов. То есть размер оплаты зависит от того, сколько лет человек стоит на очереди. Если вы не стоите на очереди, то все равно сможете выкупить дополнительную комнату, но уже без скидок. В любом случае это очень выгодно. Скажем, если вы занимаете в 3-комнатной коммунальной квартире две комнаты (это очень распространенная ситуация), то третью комнату выкупаете – вот вам и отдельная квартира. А теперь представьте, сколько вам пришлось бы заплатить за обмен двух комнат в коммуналке на отдельную трехкомнатную квартиру. Цифры несопоставимые. Кстати, на выкуп комнаты тоже можно получить субсидию из городского бюджета, например, если вы очередник, или инвалид, или у вас есть какие-то другие обстоятельства.

 

ГУБЕРНАТОР: Это очень важный вопрос. Конечно же, в районные администрации. Как раз сейчас Жилищный комитет проводит методические семинары с чиновниками, чтобы помочь им досконально разобраться в этой программе. С очень хорошей инициативой выступила «Единая Россия». Как мне рассказали депутаты, во всех общественных приемных «Единой России» уже в ближайшие дни начнут вести прием специалисты по жилищным вопросам. И конечно же, мы рассчитываем на помощь средств массовой информации. Вы правы, народ хочет знать. И я добавлю: народ должен знать. До каждого человека, нуждающегося в улучшении жилищных условий, необходимо донести информацию – на что он имеет право и что ему делать, чтобы этим правом воспользоваться. Мы хотим издать специальную брошюру с полным, подробным разъяснением, как мы говорим, «на языке родных осин», не на чиновничьем, а на понятном людям языке, их прав и возможностей и о том, куда они могут обратиться за консультацией, за решением вопросов. Конечно, это потребует времени. Это тяжелая, трудная работа. Но мы будем ею заниматься для того, чтобы каждый человек понимал свои права, свои возможности, свою ответственность, меру своего участия, если он действительно реально заинтересован в улучшении своих жилищных условий.

 

ВЕДУЩИЙ: Я думаю, Валентина Ивановна, Вы исчерпывающим образом ответили Елене Анатольевне Баяндиной и всем, кто мечтает выехать из своей коммуналки. И все же с конкретными вопросами куда людям идти?

 

ВЕДУЩИЙ: Давайте подскажем, что делать тем, кто пришел в телевизионную приемную губернатора.

 

Вы бюджетник? эта программа –для вас!

 

– Здравствуйте, Валентина Ивановна! Я – учитель. Первый вопрос – жилищный. В квартире, где я проживаю, прописано три человека, в том числе мой бывший муж, у которого сейчас уже своя семья. Мы стоим на очереди уже 24 года. К сожалению, ипотекой мы воспользоваться не можем. Скажите, пожалуйста, когда мы будем проживать в нормальных условиях? Потому что то жилье, в котором мы сейчас находимся, – оно, ну, мягко говоря, малопригодно для проживания…

 

Вопрос задает Анненко Татьяна Сергеевна, Озерковая ул., д. 43, кв. 17:

 

– Валентина Ивановна, добрый вечер. Я – педагог с двадцатилетним стажем. Мы с бывшим мужем и сыном, которому уже 30 лет, проживаем в комнате 23,6 метра в коммунальной квартире. У нас освободилась комната 18,9 метра, которую мы по договору аренды занимали 12 лет. Сейчас нам в договоре аренды отказано. И по договору соцнайма эту комнату тоже отказались нам предоставлять. Вопрос такой: можно ли сына признать отдельной семьей и все-таки дать ему эту комнату по договору соцнайма, так как цена за комнату, когда нам предложили выкуп, была обозначена в 75 тысяч долларов. И даже 50 процентов от этой суммы, которые нам как очередникам предложено выплатить, все равно для нас неподъемные деньги. И еще один вопрос. Сейчас в городе начала работать программа для бюджетников – работников образования, но она направлена на то, чтобы люди покупали и строили новые квартиры. А нельзя ли эту программу расширить и освобождающиеся комнаты в наших же коммуналках тоже включить в эту программу, чтобы мы, педагоги, могли эти комнаты выкупить?

 

Вопрос задает Бронникова Елена Васильевна, 190005, Угловой пер., д. 11, кв. 14:

 

ВЕДУЩИЙ: А какой первый взнос для бюджетников?

 

ГУБЕРНАТОР: Елена Васильевна, если вы педагог с двадцатилетним стажем и при этом стоите на городской очереди, то почему вы не участвуете в программе «Жилье для бюджетников»? Это же программа именно для таких, как вы, для вас! Причем для работников бюджетной сферы мы установили самые лояльные, самые льготные условия. И приняли эту программу первыми в стране. Давайте разберемся. У вас есть комната, к тому же большая. Вы можете взять под эту комнату кредит и внести его в качестве залога как первый взнос.

 

ВЕДУЩИЙ: Представим, что Елена Васильевна взяла бы обычный ипотечный кредит и покупала жилье на рынке. Во сколько раз дешевле ей обойдется квартира по программе «Жилье для бюджетников»?

 

ГУБЕРНАТОР: Первый взнос для бюджетников – 30 процентов. Но для педагогов с таким большим стажем, как у Елены Васильевны – всего 20 процентов. Вслед за тем вы получите от города беспроцентный кредит на 10 лет. Подчеркиваю, беспроцентный. За двухкомнатную квартиру вы будете ежемесячно выплачивать, в зависимости от площади, от четырех с половиной до пяти с половиной, ну максимум до шести тысяч рублей. Более того, если все десять лет вы по-прежнему будете работать в системе государственного образования, то последние 20 процентов кредита город возьмет на себя. То есть цена квартиры для вас сократится еще на 20 процентов. Как видите, мы предусмотрели самый льготный механизм для работников бюджетной сферы. Мало того что вы покупаете квартиру в рассрочку на 10 лет, мало того что не платите проценты по кредиту. Главное – вы покупаете жилье не по рыночной, а по государственной цене, то есть по себестоимости. И обратите внимание, что по этой программе вы сначала въезжаете в новую квартиру и только потом в течение 10 лет выплачиваете практически всего лишь 50 процентов от себестоимости. После того как вы въехали в новую квартиру, вы продаете свою комнату и гасите кредит в банке.

 

И надо сказать, что эта программа пользуется колоссальным спросом. Только за прошлый год 200 семей работников образования, 250 семей работников здравоохранения получили квартиры, и теперь в течение 10 лет они будут понемногу, частично выплачивать ссуду, которую им дал город.

 

ГУБЕРНАТОР: Как минимум в четыре раза дешевле. Для педагога со стажем цена квартиры будет примерно 20–25 процентов от рыночной. Сегодня в городской очереди на улучшение жилищных условий стоят 7 тысяч работников бюджетной сферы.

 

ГУБЕРНАТОР: Приходите, мужчины в школе очень нужны.

 

ВЕДУЩИЙ: Хочу стать педагогом!

 

ВЕДУЩИЙ: Куда обращаться учителям, врачам, социальным работникам и другим очередникам-бюджетникам?

 

А если серьезно, то для педагога с двадцатилетним стажем это, конечно же, отличные условия. Неужели сын, которому 30 лет, не заработает 5 тысяч рублей на погашение кредита? То же самое могу сказать и Татьяне Сергеевне, которая стоит на очереди уже 24 года. Мы эту программу и приняли для того, чтобы вы не стояли на очереди! И мы наращиваем финансирование этой программы. Если в этом году было выделено на нее в бюджете 450 миллионов рублей, то в 2008-м – уже почти миллиард. А в 2009 году запланирован даже не двукратный, а трехкратный рост. Мы взяли на себя обязательство до конца 2011 года обеспечить жильем всех бюджетников, стоящих на очереди, а это, как я уже сказала, семь тысяч очередников. По первому вопросу я обязательно поручу Жилищному комитету индивидуально поработать с этой семьей, объяснить им их возможности и то, насколько поддержит их город. Уверена, что они с удовольствием согласятся в этой программе участвовать.

 

А также можно обратиться по адресу Вознесенский проспект, 3, в некоммерческое партнерство «Доступное жилье». По поручению города это некоммерческое партнерство является оператором городских целевых программ «Жилье для бюджетников» и «Молодежи – доступное жилье».

 

ГУБЕРНАТОР: Надо обращаться в отдел учета и распределения жилья по месту жительства.

 

ВЕДУЩИЙ: Кстати, о молодежной жилищной программе.

 

Легко ли быть молодым?

 

Вопрос задает Поволокина Анна Борисовна, Выборгское шоссе, д. 31, кв. 314:

 

В своем ежегодном Послании Вы сказали, что эту программу необходимо срочно разбюрократизировать. Судя по всему, Вы попали в точку. Молодые семьи жалуются, что проще получить субсидию у города, чем собрать все документы...

 

Вопрос задает Травкин Павел Александрович, Каменноостровский пр., д. 44 «Б», кв. 14:

 

– Здравствуйте, мне 28 лет, я многодетная мать, воспитываю троих детей. Замужем. С 2000 года стою на очереди по улучшению жилья. В 2006 году в июне мы вступили в программу «Молодежи – доступное жилье» и внесли 30-процентный взнос на покупаемую квартиру. Государство выделило мне субсидию, но воспользоваться ею я не могу, потому что для этого нужно, чтобы программа «Молодежи – доступное жилье» оформила документы. А мне кажется, что она затягивает оформление. 20 сентября текущего года эту субсидию у меня просто-напросто отнимут, перечислят в фонд Жилищного комитета. Помогите, пожалуйста.

 

ГУБЕРНАТОР: Анна Борисовна, субсидию у Вас, конечно же, не отберут. Тем более что документы просрочены не по Вашей вине. Редакция передаст Ваш адрес в Жилищный комитет, и с Вами обязательно свяжутся. Ведь в молодой семье трое детей! Мы такие семьи должны особенно поддерживать, я бы сказала, это наш золотой фонд в борьбе за демографию. Теперь я хочу ответить Павлу Алексеевичу.

 

– Валентина Ивановна, здравствуйте. Я многодетный отец. Мы проживаем в коммунальной квартире вместе с моим отцом, инвалидом второй группы, состоящим на учете в психоневрологическом диспансере. Моя семья участвует в программе «Молодежи – доступное жилье». По итогам комиссии Жилищного комитета, мы комиссию не прошли в связи тем, что была поздняя дата постановки на учет. Председатель Жилищного комитета обещал содействие по поводу моего вопроса, о чем прошу и Вас. Второй вопрос: будет ли в ближайшее время организовано содействие многодетным семьям в улучшении жилищных условий?

 

ГУБЕРНАТОР: Конечно же, многодетные семьи мы включаем в целевые программы в первую очередь. Что касается Павла Алексеевича, то я так понимаю ситуацию. Его семья встала на городскую очередь позже других претендентов на участие в программе «Молодежи – доступное жилье». Но ничего не потеряно. Ситуация на контроле в Жилищном комитете и на одной из ближайших комиссий вопрос, безусловно, будет решен. Как я уже сказала, в нашем пакете жилищных законов предусмотрено резкое ускорение программы «Молодежи – доступное жилье». В 2007 году на субсидии участникам программы в бюджете заложено около 400 миллионов рублей, а на 2008 год – почти миллиард 130 миллионов. Рост за год – в три раза.

 

ВЕДУЩИЙ: Тоже многодетный отец…

 

ГУБЕРНАТОР: Это один из вариантов. Молодая семья вносит 30 процентов от стоимости квартиры (повторяю, по государственной, а не рыночной цене). Для этого можно продать или заложить свое старое жилье. Остальные 70 процентов суммы город дает в рассрочку на 10 лет. И ни рубля свыше государственной цены за квартиру вы не заплатите. Есть и другой вариант. Молодая семья может при желании купить квартиру на рынке, соответственно – по рыночной цене. При этом город оплатит как минимум25 процентов от стоимости квартиры и еще по 5 процентов за каждого ребенка. Если в семье один ребенок – то 30 процентов, если два – 35 процентов. Естественно, квадратные метры рассчитываются по санитарной норме – 18 метров на человека. На остальную сумму или недостающую часть можно взять ипотеку, которую банки сейчас дают очень охотно. Кстати, если в период выплаты кредита в семье появляются дети, то в расчете на каждого ребенка город вернет еще по 5 процентов стоимости квартиры.

 

ВЕДУЩИЙ: Я правильно понимаю, что участники программы покупают жилье по фиксированной государственной цене?

 

ГУБЕРНАТОР: Мы внесли изменения в закон и расширили возможности: это может быть и одинокий молодой человек или молодая девушка от 18 до 30 лет, стоящие на очереди. Молодой считается семья, где один из супругов не старше 30 лет. Но, конечно, при прочих равных услов­иях всех невозможно сразу, в один год, включить в программу. Приоритет отдается семье и тем, кто раньше встал на очередь по улучшению жилищных условий.

 

ВЕДУЩИЙ: Какая семья считается молодой?

 

ВЕДУЩИЙ: Ну и теперь, Валентина Ивановна, самое время поговорить не о людях, а о домах, которые точно старше 30 лет.

 

Ремонт хрущевкам не поможет

 

– Наш дом 1961–1962 годов постройки, восьмиэтажный панельный дом, сверху по периметру куб. И мы знаем о программе ликвидации хрущевок, о сносе и расселении. Так вот, относятся наши дома к хрущевкам или нет? Кто-нибудь оценивал состояние фундамента наших домов? Мы ведем обширную переписку, пытаемся вызвать к нам комиссию, чтобы она оценила состояние нашего дома и его фундамента. И стены у нас крошатся: когда вставляют новые окна, от стен отваливаются куски…

 

Вопрос задает Хорланенкова Наталья Евгеньевна, ул. Седова, д. 136, кв. 33:

 

– Валентина Ивановна, по хрущевкам не знаешь, чему верить. Мы опасаемся двух вещей: во-первых, что при расселении мы останемся один на один со строительными фирмами, с инвесторами, которые уже не раз обманывали людей. Во-вторых, вот можете ли Вы лично гарантировать, что наши жилищные условия не ухудшатся, насильно нас не выселят? Вот это главное.

 

Вопрос задает Мельникова Лидия Ионовна:

 

ГУБЕРНАТОР: Волнения сами по себе, конечно же, не возникают. Их усиленно провоцируют, и я знаю, кто это делает и зачем. Еще летом, когда мы еще даже не подступили к этой теме, был с поразительной скоростью создан некий комитет по защите жителей хрущевок. Как водится – в канун выборов. По защите от чего, скажите на милость! По защите от улучшения жилищных условий? Людей пугают насильственным выселением, судебными приставами, какими-то монстрами-инвесторами, которые покусились на землю и намерены сослать жителей хрущевок чуть ли не за городскую черту. Особенно усердствует один экс-депутат, у которого, видимо, появилось много свободного времени для сочинения всех этих страшилок.

 

ВЕДУЩИЙ: Я хотел попросить Вас, Валентина Ивановна, сказать о главном: на каких условиях будут расселять хрущевки? Очень много вопросов и волнений на этот счет.

 

Второе: мы приняли на Правительстве адресную программу реновации кварталов. Тем самым мы дали сигнал бизнесу. Город ведь не может построить за свой счет более 8 миллионов квадратных метров жилья, чтобы расселить все эти хрущевки. Это 100 кварталов, это почти 12 процентов населения города. Здесь никакого бюджета не хватит, даже если мы всю жизнь в городе остановим и будем только хрущевки расселять. А инвестору нужно знать, какие территории город выставит на торги, на каких условиях, ему нужно изучить ситуацию в квартале, посчитать экономику. И мы дали бизнесу такой сигнал. Но это никак не означает, что завтра в этих кварталах заработают экскаваторы. Впереди еще планировка территории, проектно-изыскательские работы, подготовка отдельного постановления Правительства по каждому кварталу, строительство новых домов. И только потом – переселение людей из хрущевок.

 

А теперь о том, что будет на самом деле. Первое: мы определились со стратегией в отношении домов первых массовых серий. Поняли, что санировать эти дома, утеплять, латать – бессмысленно. Никакими ремонтами качество жизни в хрущевках не улучшить. А обходится санация, между прочим, в 200 с лишним долларов за квадратный метр. Ну не были рассчитаны хрущевки на века! Это же не дворцы, их не Росси и не Кваренги строили. И альтернативы тут просто нет, путь один – веерное расселение. Это значит, что в том же районе строится новый дом, жители пятиэтажек переезжают в него и только после этого их дом сносится. Поэтому обмануть никак никого будет невозможно.

 

ВЕДУЩИЙ: А если квартал попал в адресную программу, а жильцы одного из домов – против?

 

Программа рассчитана на 10 лет. Но когда-то надо начинать, ведь хрущевки ветшают на глазах. И если мы будем сидеть сложа руки, ждать у моря погоды и слушать этих политиканов, то через 10 лет все эти пятиэтажки начнут просто рушиться и перейдут в категорию аварийного жилья, опасного для жизни людей. Можем ли мы это допустить? Вот Наталья Евгеньевна правильно говорит, что даже панельные восьмиэтажки уже никуда не годятся, хоть и построены позже. Ими тоже нужно будет потом заниматься. Пока массово расселять мы их не можем и не будем, за исключением, конечно, аварийных случаев. Я дам поручение Жилищному комитету провести незамедлительно обследование дома по улице Седова, где живет Наталья Евгеньевна. Комиссия установит степень ветхости и примет решение – ремонтировать его или расселять.

 

ВЕДУЩИЙ: Но если жители предпочтут остаться в старых домах, это будет их решение и их ответственность?

 

ГУБЕРНАТОР: В проекте закона мы черным по белому прописали: прежде всего создать в каждом квартале комиссию общественного согласия с участием районной администрации, депутатов Законодательного собрания, муниципального округа, инвестора и самое главное – жителей этих хрущевок. Не тех, кто появляется непонятно откуда. Когда комиссии заработают, когда сами жильцы начнут вплотную общаться с инвестором, с властями, будут знать всю картину, они примут окончательное решение. И только если жители проголосуют за участие в проекте, дом попадет в окончательную программу расселения. Никакого принуждения, только добровольное решение. И я хочу, чтобы жители хрущевок меня услышали и не верили доброхотам, которые их запугивают силовыми действиями власти. Когда я слышу, что уже протестные группы формируются, митинги готовятся, я вспоминаю пословицу: не делай добра – не получишь зла. Но я не имею права как губернатор допустить бездействия власти.

 

ВЕДУЩИЙ: Лидия Ионовна высказала опасение, что жители хрущевок могут оказаться в положении дольщиков...

 

ГУБЕРНАТОР: В первую очередь –ответственность за состояние дома. Вкладывать средства в ремонт хрущевок мы в этой ситуации, извините, не будем. Это же бюджетные деньги, мы просто не вправе выбрасывать их на ветер.

 

ВЕДУЩИЙ: Мне кажется, люди поддаются страхам из-за боязни переезда в дальний район. Придется менять школу, дет­ский сад, до работы добираться с тремя пересадками…

 

ГУБЕРНАТОР: Конечно же, не могут. Договор о предоставлении нового жилья граждане будут заключать не с инвестором, а с городом, то есть с властью. И власть в этом случае дает жителям гарантию, инвестор никакого участия в данном договоре принимать не будет. Инвестор будет заключать договор с городом.

 

Федеральный закон обязывает нас при переселении не ухудшать условия жизни граждан. А наш городской закон, который мы приняли, их улучшает. Судите сами: все наниматели жилья получат отдельные квартиры по санитарной норме. Разве это может сравниться с жизнью в тесноте, с холодными стенами и с кухней в четыре с половиной метра? Собственники получат не меньше той площади, которую занимают. Это при том, что цена квадратного метра в хрущевке с трещинами в стенах и в новом доме с новыми коммуникациями просто несопоставима. Это другие по­требительские качества жилья, другой уровень комфорта.

 

ГУБЕРНАТОР: Чтобы люди не меняли среду обитания, новые дома будут строиться в максимальной близости от пятиэтажек, подлежащих расселению. Понятно, что кварталы разные. Где-то свободное пятно ближе, где-то дальше. Но никакого переселения «на Камчатку» не будет. Это очень сложное решение, но оно для нас прин­ципиальное. Кстати, показательный сюжет был недавно на Пятом канале. «Телекурьер» спрашивает жителей практически совершенно развалившейся хрущевки на улице Лени Голикова: «Поедете в новый дом?» – «Нет, ни за что отсюда не поедем!» – отвечают люди. Но стоило корреспонденту показать им пятно под застройку в том же микрорайоне – и они согласились без колебаний.

 

Поэтому я уверенно говорю: никто не ухудшит свои жилищные условия. Напротив, все их улучшат. И главное сейчас – чтобы бизнес активно включился в этот проект. Мы готовим первые торги по двум-трем кварталам, и тогда нам будут понятны реакция рынка и необходимый объем софинансирования из городского бюджета. Потому что мы хорошо понимаем: есть кварталы, которые экономически не выгодны для бизнеса. И в этой ситуации город будет брать на себя часть расходов по переселению граждан. Потому что по оценкам экспертов, при переселении граждан из хрущевок мы должны будем им предоставить площади на 30–80 процентов больше, чем они занимали. Но я очень надеюсь, что петербуржцы, проживающие в этих домах, в этих кварталах станут союзниками власти. Потому что мы все должны быть ответственными людьми и все должны понимать: другой альтернативы у нас нет. Земля в Санкт-Петербурге имеет определенную стоимость, и когда мы вместо пятиэтажек, в соответствии со строительным регламентом, построим дома большей высотности, то соответственно сможем решить экономическую задачу переезда людей на большую площадь.

 

А ведь многие собственники смогут не только сохранить свои квадратные метры, но и увеличить их. Я уже приводила этот пример: если 5–6 человек занимают трехкомнатную квартиру в 50 квадратных метров, то они получат уже квартиру в полтора раза больше, а то и две квартиры. И никакой доплаты.

 

ГУБЕРНАТОР: Право на бесплатное жилье имеют очередники целого ряда льготных категорий, и они, безусловно, будут обеспечены этим жильем. Если очередники не имеют льгот, то в рамках принимаемых сегодня законов они получают несколько вариантов решения своей жилищной проблемы. Главное, чтобы все поняли, что обычные очередники не имеют сегодня возможности получить абсолютно бесплатное жилье. Поэтому город и предлагает несколько вариантов. Любой очередник имеет какую-то площадь, и эта площадь имеет цену. Он ее может продать. Город, в зависимости от того, сколько стоит очередник на очереди, выдает ему жилищный сертификат, то есть некую долю средств, чтобы он мог доплатить при покупке нового жилья. Дальше он может воспользоваться ипотекой, личными сбережениями и таким образом при финансовой поддержке города получить возможность улучшить свои жилищные условия.

 

ВЕДУЩИЙ: Валентина Ивановна, допустим, я не живу в коммунальной квартире, не живу в хрущевке, а просто много-много лет стою на очереди. Что меня ждет?

 

А можно будет где-нибудь Ваши сегодняшние комментарии прочитать, что называется, без купюр?

 

ВЕДУЩИЙ: Валентина Ивановна, спасибо за то, что так четко и конкретно ответили на вопросы наших зрителей.

 

«Я уверена в своем выборе»

 

ГУБЕРНАТОР: Ну, во-первых, я уже говорила, что мы будем постоянно вести эту разъяснительную работу. Найти эту информацию можно, как всегда, на сайте Правительства Петербурга. Или прочесть в ближайший понедельник в нашем официальном издании – газете «Петербургский дневник». Она бесплатно распространяется на станциях метро многотысячным тиражом и абсолютно доступна для горожан. И, конечно же, будет проводиться индивидуальная разъяснительная работа в отделах по учету, в Жилищном комитете, в общественных приемных. Мы будем в течение года спокойно, кропотливо разъяснять, пока каждый человек не поймет смысл и содержание этой жилищной концепции.

 

Вопрос задает Кочевых Сергей Владимирович:

 

ВЕДУЩИЙ: Мы посвятили программу самой больной, самой острой для Петербурга теме. Но петербуржцы приходили в Вашу телевизионную приемную с разными вопросами, пусть и не такими глобальными. Предлагаю поработать в режиме блиц: один короткий вопрос – и ответ.

 

ГУБЕРНАТОР: Я была и остаюсь беспартийным человеком и беспартийным губернатором. Но сохранять нейтралитет сегодня было бы нечестным. Давайте скажем прямо: от результатов выборов впрямую зависит, кто будет делать российскую политику и каким курсом пойдет страна. Ни в коем случае нельзя растерять, девальвировать, разменять на популистские обещания то главное, чего мы достигли за последние 8 лет. Это сильная, единая, стабильная страна с растущей экономикой и главное – растущим уровнем жизни людей. У нас очень короткая историческая память, и все мы уже забыли, как в 90-е годы страну раздергивали на части и была реальная угроза распада России на удельные княжества, как падал престиж России в мире. Давно забыли очереди за продуктами и товарами первой необходимости, когда не то что памперсы ребенку – пеленку было не купить. Давно забыли очереди в обменные пункты и обваленный рубль, который деньгами никто не считал. Все это было в другой жизни. И возвращаться к этой неразберихе, нестабильности, политическим шараханьям – значит отбросить страну назад. Я не идеализирую ситуацию. Я понимаю, что есть еще много проблем, не так высок жизненный уровень людей, особенно людей пожилого возраста. Но я считаю, что главная задача на сегодня – обеспечить преемственность курса президента. Потому что только это – гарантия позитивного, стабильного развития страны. И в этот ключевой для страны момент я буду с партией, которая не допустит никаких откатов назад. А это может сделать только состоявшаяся, сильная партия, а не те, кто занимается из года в год просто пустыми популистскими обещаниями. Поэтому я буду поддерживать «Единую Россию» и абсолютно уверена в своем выборе.

 

– Валентина Ивановна, Вы определились, кого поддер­жите на выборах, или Вы сохраните нейтралитет?

 



 

Цены на молоко и подсолнечное масло «заморозят». «Учитель - это наше всё!». Штраф за окурок. Метро: новая станция на Невском. Общественники поддерживают президента. Батареи стали холодными? Звоните!. Дороги для нашего города.

 

На главную  Анализ 

0.0187
Яндекс.Метрика