На главную  Новости 

 

Его «Эликсир молодости». – Борис Александрович, из чего же состоит ваш «эликсир молодости»?

 

Борис Рябинкин – архитектор высокого класса и внештатный сотрудник Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга. Именно он советует, давать «добро» на строительство дома или нет. Незаменимый специалист родился в 1917 году и накануне Дня строителя отпраздновал 90-летие!

 

– Как вы стали строителем?

 

– Жизнь направлена на бесконечный труд. Мой личный рецепт долголетия, как это ни банально звучит, здоровый образ жизни: я никогда не курил и не увлекался алкоголем. С детства занимался спортом: плавание, волейбол, баскетбол, гребля, бокс. Правда, сейчас «спорт» своеобразный – дачный.

 

Я последовал его совету. А в 1949 году без отрыва от работы свой диплом я разработал как комплексный – по архитектуре и строительным конструкциям.

 

– Я поступал в Ленинград­ский институт инженеров промышленного строительства. Руководителем архитектурной мастерской был академик Никольский. Он говорил: «Просто быть архитектором – это значит всегда зависеть от инженера-конструктора и сложно осуществлять свои замыслы. Необходимо сочетать две эти профессии, чтобы быть специалистом высокого класса».

 

– Война застала меня, когда я приехал в Пензу на преддипломную практику на военный завод. В 1941 году я принимал участие в эвакуации и организации производства в тылу. Когда началось наступление, мы шли за фронтом. К нашей бригаде был прикреплен стройбатальон, который на ходу осуществлял проектные предложения.

 

– Чем вы занимались во время войны?

 

– А что еще больше всего запомнилось?

 

Я прошел путь от Сталинграда до Запорожья. Необходимо было восстанавливать взорванные цехи и тут же налаживать производство. В Бердянске (Осипино) немцы взорвали большой цех с конструкциями из металла. Комиссией было принято решение – все разобрать и восстановить. Но времени не было, нужна военная продукция. Я на свой страх и риск разработал проект подъема металлических конструкций с помощью дом­кратов с наваркой подорванных колонн. Цех был восстановлен всего за месяц! Такое не забывается...

 

– А любимый проект есть?

 

– После войны стояла проблема – промышленность в Ленинград не шла, надо было каким-то образом осваивать территории. Мы хотели сделать так, чтобы заводские здания стали своеобразным комплексом, который можно было бы размещать в черте города. Первой «ласточкой» стало здание центрального НИИ топливной аппаратуры на Бухарестской улице. Оно построено в форме раскрытой книги, внутри для сотрудников созданы идеальные условия для работы. Параллельно я проектировал часовой завод в Петродворце. Надо было «вписать» здание в существующий ансамбль «дворцового» города. Нам удалось найти оптимальное решение.

 

– Вы, как специалист с почти 70-летним стажем, что думаете о новых стройках города – «Охта-центре» и «Балтийской жемчужине»?

 

– Моя гордость – ювелирный завод «Русские самоцветы». До его постройки площадь у Ладожского вокзала была запущенной. По нашей задумке она должна была стать не хуже, чем у Московского вокзала, – чтобы гости сразу проникались атмосферой европейского города. Предполагалась ансамблевая застройка нынешней площади Фаберже и пространства вокруг метро. Но планы были реализованы лишь частично. Были также интересные проекты заводов в Индии, Китае, Польше, Болгарии и других странах. За работу в республиках СССР, а также за рубежом меня даже наградили орденом Дружбы.

 

Много споров и вокруг «Охта-центра». Я считаю, что мы не должны отставать в архитектуре не только от Запада, но и от Азии.

 

– В городе нужны такие объекты. Архитектура должна продвигаться вперед. Например, проект «Балтийской жемчужины», может быть, поначалу удивляет, но он идеально вольется в систему, которая пойдет по Матисову каналу до самого залива. Это будет большой жилой район с коммерческими объектами, увеселительными заведениями и социальными службами. Я занимался экспертизой этого объекта. Все продумано хорошо. Это работа английского архитектора, который создавал образ этой жемчужины.

 

– Неансамблевая застройка для Петербурга большая проблема – здания с архитектурной точки зрения неинтересные, одно выше, другое ниже. На мой взгляд, это плохо – ухудшаются условия проживания. Наши строительные компании увлеклись извлечением наибольшей выгоды. Об интересах простых горожан вообще забывают. Радует то, что в последнее время губернатор и правительство Петербурга заняли строгую позицию – не уплотнять.

 

– Что вы думаете о современной застройке города?

 

– Качество проектов «хромает» и в первую очередь из-за нехватки специалистов. Специалисты после вузов не идут в проектные организации – там работать сложно, а платят не так много. Естественно, проекты, разработанные некомпетентными людьми, мы пропустить не можем. Стало хуже и качество работ. Сейчас рынок заполонили гастарбайтеры, специалисты низкой квалификации.

 

– С начала года ваша служба «забраковала» треть поступивших проектов. Почему?

 

– Нужно строить больше, лучше, красивее и дешевле. Берегите красоту центра Санкт-Петербурга, сохраняйте участки детских садов, парки и насаждения!

 

– Что бы вы пожелали своим коллегам?

 



 

новости «большой восьмерки». После ремонта мост стал Благовещенским. Минимизировать влияние на город. Путин в Петербурге. Три цвета нашего флага. Люди, годы, фото.... Русская душа Йоко Оно.

 

На главную  Новости 

0.0111
Яндекс.Метрика