На главную  Новости 

 

Путин рекомендует.... Трудно сказать, какое именно издание стихов Хайяма подарила мужу Людмила Александровна, филолог по образованию, выпускница нашего филологического факультета, заявил нам крупнейший авторитет в этой области, академик РАН, заведующий кафедрой иранской филологии Восточного факультета СПбГУ Иван Стеблин-Каменский. Омар Хайям, рассказывает он, точнее переводы его стихов-четверостиший (называемых рубаи), у нас чрезвычайно популярны, сборники продаются повсюду и самые разные, в том числе и совершенно халтурно и непрофессионально изданные. Издаются даже сборники псевдо-хайямовских рубаи с эротическими (и порнографическими) картинками, что просто нелепо. На каком-то прилавке я однажды видел сборник, в котором указывалось, что это переводы с арабского! На самом деле, Омар Хайям, великий учёный, богослов и врач, математик (предложивший формулу бинома задолго до Ньютона) и астроном, создатель точнейшего календаря и автор многих научных трактатов (в том числе и «Слово о пользе вина»), по-арабски писал свои учёные труды – арабский язык тогда был языком науки, и не только на Востоке, но и в Европе (наравне с латынью), но родным языком его был персидский, родился он и похоронен в Нишапуре на северо-востоке Ирана.

 

На недавней пресс-конференции в Кремле президент сказал: «Плохое настроение, конечно, бывает, как у каждого человека. Но я в этих случаях стараюсь проконсультироваться со своей собакой Кони, она мне дает хорошие советы. Жена недавно подарила книжку хорошую – стихи Омара Хайяма, там тоже много интересного есть, что может помочь в таких ситуациях. Рекомендую». Однако, как говорят ученые, на самом деле Омар Хайям, вероятно, сам не написал ни одного стихотворения, а издаваемые в России его переводы сделаны с фальшивого источника!

 

Востоковеды-иранисты спорят о том, какие именно рубаи принадлежат Хайяму, а какие приписывают ему, некоторые вообще отрицают тот факт, что этот великий учёный-энциклопедист «баловался» легкомысленными стишатами про любовь, вино и бренность нашей жизни. Аналогичные рубаи приписываются и великому Ибн-Сине (Авиценне), а сама такая форма четверостиший широко распространена в народной персидской поэзии и песенном фольклоре. Замечательный петербургский иранист Валентин Алексеевич Жуковский, профессор и многолетний декан Восточного факультета СПбГУ, так и назвал одну из своих работ на эту тему: «Омар Хайям и “странствующие” четверостишия». Согласно его выводам, авторство Хайяма, более или менее, достоверно лишь в отношении примерно десятка рубаи. Дискуссии на эту тему продолжаются, защищаются диссертации. Парадоксально, но самый знаменитый персидский поэт, прославивший персидскую поэзию, вполне возможно, вообще не сочинил ни одного рубаи!

 

А был ли мальчик-то?

 

Заслуга английского литератора

 

Дискуссии об Омаре Хайяме продолжаются, защищаются диссертации. Парадоксально, но самый знаменитый персидский поэт, прославивший персидскую поэзию, вполне возможно, вообще не сочинил ни одного рубаи!

 

Самый переводимый поэт

 

А славой своей он обязан английскому литератору Эдварду Фитцджеральду, опубликовавшему в 1859 году первые переводы, поэтические пересказы четверостиший, приписывавшихся Омару Хайяму, по одной, довольно поздней, персидской рукописи в Оксфордской библиотеке. Перевод под названием «Рубайят Омара Хайяма» провалялся несколько лет на книжных прилавках и был уценен в десять раз, но вдруг совершенно неожиданно был замечен, а в скором времени интерес к этим фривольно-философским стихам охватил всю Европу, распространился в Америку. Слава об этом поэте-мудреце вернулась в Персию, где до того он был известен больше как учёный-астролог, так что там даже появились поддельные «старинные» рукописи стихов Хайяма (одну из них купили за большие деньги англичане, а издали и текст, и подстрочный перевод наши московские коллеги – ныне именно на основе этой фальшивки и «переводят» Хайяма все русские поэты-переводчики, не знакомые с персидским языком).

 

Чем за общее счастье без толкустрадать –Лучше счастье кому-нибудьблизкому дать.Лучше друга к себе привязать добротою,Чем от пут человечество освобождать. (Перевод Г. Плисецкого)

 

Теперь Омар Хайям, вероятно, самый переводимый в мире персидский поэт. Некоторые рубаи Хайяма заключают глубочайшие мысли о смысле человеческой жизни и бесполезности суетного земного существования:

 

И старые, и юные умрут,Чредой уйдут, побыв недолго тут.Нам этот мир даётся не навеки –Уйдём и мы, и те, что вслед придут.

 

В переводе московского поэта Дмитрия Седых, специально выучившего персидский, чтобы переводить персидскую поэзию, Хайям так задумывается о жизни здесь:

 

Чем от тягостных мыслей полночине спать, –Осушив свою чашу, наполни опять.Или ты, брат, из золота, чтобы, однаждыЗакопав, захотели тебя откопать?(Перевод Г. Семенова)

 

Одни винят Хайяма за то, что он пропагандирует пьянство, а другие доказывают, что под вином и опьянением в его стихах (как и у других персидских поэтов-мистиков) подразумевается соединение с божественной Истиной.

 

Реальный Омар Хайям прожил долгую и нелегкую жизнь, в которой были и периоды благоденствия, и гонений. Про его службу придворным астрологом при шахском дворе сохранились рассказы современников (никто из них не упоминает о стихах), свидетельствующие о его многогранных талантах и познаниях. Омар Хайям был одновременно и придворным астрологом, и врачом. О точности его предсказаний и диагнозов сложены легенды. В одной из крупнейших обсерваторий того времени – Исфаханской, с группой «лучших астрономов века» он разрабатывает новый, непревзойдённый по точности календарь, пишет трактаты по математике и музыке, занимается врачебной практикой. Он вынужден, хотя, по замечанию современника, тот «… не видел в нём никакой веры в предсказания по звёздам», вычислять гороскопы (которые были тогда востребованнее нынешних политических прогнозов). Под конец жизни, после гибели главного покровителя Хайяма от руки фанатика-убийцы, его придворная карьера заканчивается. Хайям возвращается в родной Нишапур, где ведёт одинокий образ жизни. Дошло до нас известие о том, как Хайям представлял место своего погребения. «Могила моя будет расположена в таком месте, где каждую весну прохладный ветерок будет осыпать меня цветами», – будто бы предсказал он. И действительно, по свидетельству очевидца, посетившего эту могилу весной через несколько лет после смерти великого ученого, «…грушевые и абрикосовые деревья свесились из сада и, распростерши над могилой цветущие ветви, всю могилу его скрыли под цветами…»

 

Реальный Омар Хайям

 

О своем возрасте Хайям думал так:

 

Сейчас над могилой Омара Хайяма в Нишапуре построен величественный мавзолей – один из самых красивых архитектурных мемориалов в Иране…

 

Приведём в заключение ещё несколько удачных, на мой взгляд, переводов хайямовских рубаи:

 

Прожить за шестьдесят – и не мечтай!Куда идёшь – лишь выпивши ступай!Покуда череп твой не превратили в чашу,Кувшин с плеча и чаш из рук – не опускай!

 

Семь небес или восемь? По-разному врут.Важно то, что меня онив прах разотрут.И какая мне разница: черви в могилеИли волки в степи моё тело сожрут? (Г. Плисецкий)

 

* * *

 

Лучше впасть в нищету,голодать или красть,Чем в число блюдолизовпрезренных попасть.Лучше кости глодать,чем прельститься сластямиЗа столом у мерзавцев,имеющих власть.(Г. Плисецкий)

 

* * *

 

Закрой Коран. Свободно оглянисьИ думай сам. Добром – всегда делись.Зла никогда не помни. А чтоб сердцемВозвыситься – к упавшему нагнись.(И. Тхоржевский)

 

* * *

 



 

За человеческое отношение к собакам. Права молодой мамы. Закат Америки – восход России. Загадка «чернокнижника Брюса». Тамара Москвина: мы вернем России лидерские позиции!. Новая элита России. Хиддинк отделался условным приговором.

 

На главную  Новости 

0.019
Яндекс.Метрика