На главную  Новости 

 

«На сцене «ангелы летают». И вот я сижу с Тарасом в ресторане. Он хмурится, размешивая сахар в кофе «эспрессо», и, с трудом подбирая слова, отвечает на вопросы. Бибич, наверное, устал в который раз рассказывать о том, как он закончил филологический факультет и защитил диплом по творчеству Федора Достоевского, приехал в Петербург, отучился в театральном институте и стал актером. Мне хочется его как-то растормошить, и я решаю начать с необычного вопроса. Театр – это очень сегодняшняя штука, сиюминутная. Ощущение сиюминутности усиливает наслаждение, взрывает его. Этим театр и прекрасен.

 

«Он молод, полон сил и творческого задора. Он привлекателен, улыбчив и смешлив. Театральной публике Тарас Бибич известен по роли пророка Тиресия из спектакля Андрея Прикотенко «Эдип», получившего «Золотую маску». Однако у большин-ства зрителей молодой петербургский актер ассоциируется с нашумевшим сериалом «Агентство НЛС», где Бибич исполнил одну из главных ролей» – так анонсировали мы гостя на страницах нашей газеты.

 

– Знаете, у нас недавно закон вышел. В течение трех лет закроют все казино, игровые зоны останутся лишь в некоторых городах России. Так что пока казино не закрыли, я пошел бы туда с Достоевским. «Я бы хотел жить с близкими где-нибудь на юге. Например, на греческом острове. У нас был бы большой дом, но у каждого обязательно – отдельный вход. Ходили бы по вечерам в гости друг к другу. Все были бы богаты и занимались любимым делом».

 

– Если бы вы сейчас встретили Достоевского, то что бы ему сказали?

 

– Конечно, хотелось бы поиграть с Достоевским. Если бы выпала такая невероятная удача...

 

– Тарас, вы азартный человек? Или вам приятно было бы именно с Федором Михайловичем поиграть?

 

– Думаю, нет. Если бы он такое умел, то был бы очень богатым человеком. А известно, что Достоевский в казино все деньги проигрывал. Тем не менее, я бы обязательно спросил Федора Михайловича, на что мне ставить: на «красное» или на «черное». Меня всегда мучит этот вопрос: «красное» или «черное». Я долго не могу решить.

 

– Говорят, у классика была своя теория в игре, на какие числа ставить, чтобы выиграть...

 

– Да я обычно мало играю. Но «красное» и «черное» меня все равно мучит. Даже не знаю, почему. А вдруг Федор Михайлович знал, что выбрать?

 

– И что в итоге выбираете?

 

– Мне есть куда пристроить деньги. У меня много людей, о которых я бы хотел позаботиться. Возможно, это отличает меня от Федора Михайловича. Но не мне судить.

 

– Если бы вы выиграли крупную сумму денег, то что бы с ней сделали?

 

– Почему? Купил бы. Я очень люблю роскошь. Но большую сумму выделил бы своей доченьке. Она живет не со мной, а в Риге. Папе, сестре, бабушке также бы подкинул денег.

 

– И вы бы не купили себе яхту, самолет и породистого щенка?

 

– В Петербурге?

 

А вообще, я хотел бы, чтобы все мои близкие люди жили в одном месте.

 

– А Федора Михайловича бы пригласили на свой спектакль?

 

– Наверное, нет. Здесь климат суровый. Я бы хотел жить с ними где-нибудь на юге. Например, на греческом острове. У нас был бы большой дом, но у каждого обязательно отдельный вход. Ходили бы по вечерам в гости друг к другу. Все были бы богаты и занимались любимым делом. Сели бы в самолет и полетели. Скажем, на спектакль. В Петербург. Или еще куда-нибудь. Может, в Париж. Хотя я с трудом представляю, как я там стал бы работать. Я предпочитаю Нью-Йорк, Лондон, Сеул – города с сильной энергетикой.

 

На мой взгляд, в современном мире идеальный потребитель искусства – это человек, который может быть разноплановым, который чувствует все времена и умеет под них подстроиться, погрузиться. Это такие мутанты, люди-хамелеоны. Им говоришь: сейчас 1715, 1423 год, а они моментально по какой-то фразе, бытовой подробности как-то – раз! – и впадают в нужное настроение, замечательно ощущают ритм. Кстати, в таком состоянии у идеального потребителя даже фигура сразу меняется. Он сразу чувствует костюмы времени, интересы, проблемы. Для него вдруг исчезает реальный мир, и он начинает находиться вместе с нами на сцене. А там совершаются чудеса, «ангелы летают».

 

– Я не уверен, что ему было бы интересно. Он, как мне кажется, не понял бы современный театр. Мне кажется также, что современному зрителю тоже был бы совершенно чужд театр Станиславского. Сейчас изменились формы, ритмы, скорости. Раньше был театр, который пользовался бутафорией и условностями. Там создавались звуки: гром, треск сверчков, щебет птичек. Станиславский впервые воссоздал «кальку жизни». Это было абсолютно новое, потрясающее. Современники Станиславского были поражены тем, что увидели «жизнь в жизни»!

 

– Можно. Но со зрителей спрос меньше, чем с художников. Именно они должны быть идеальными потребителями искусства. И если кому-то из зрителей спичечная головка покажется Вселенной, и это будет чудо. Возможно, для этого и был создан весь спектакль.

 

– Но ведь можно же простому зрителю помочь стать идеальным…

 

– Не знаю. Но количество не является задачей для актеров и режиссеров. Быть идеальным зрителем – это дар, который выращивается, если у человека есть интерес. Элементарное чтение, походы в театры помогают зрителям набраться опыта и стать идеальными. Повторюсь: гораздо важнее, чтобы «идеальными» были мои коллеги: режиссеры, сценаристы, декораторы и так далее.

 

– А много сейчас «идеальных зрителей»?

 

Так вот, недавно там вышел спектакль «Подвенечная фата Пьеретты» режиссера Николая Дручека. Это размышление о традиционном сюжете, описанном в модернистском шедевре австрийского драматурга Артура Шницлера, в сегодняшнем дне. Атмосферу гламурного Парижа начала двадцатого века, в котором герои мечутся и не могут найти друг друга, на сцене «Приюта Комедианта» создал известный художник Эмиль Капелюш.

 

Мне кажется, что сейчас у меня вышла замечательная премьера в «Приюте Комедианта». Как сказал один мой друг: «У директора этого театра – Виктора Минкова – пониженный театральный иммунитет». Таким образом, его заразить можно чем угодно. В других театрах многие эксперименты, что проводятся в «Приюте» просто невозможны.

 

– Тарас, на ваш взгляд, изменились ли зрители в последнее время?

 

Когда-то эту вещь ставили Мейерхольд, Таиров. Эмиль Капелюш в «Приюте Комедианта» сделал абсолютно другой спектакль – спектакль в стиле модерн. Тончайший узор, сценография, пластика, костюмы – все это погружает зрителей в прочувствованную атмосферу изысканного Парижа. Попадание чистейшей воды.

 

Я люблю играть, когда премьера уже «отзвучала», и мы играем спектакль третий год, пятый. На него уже не приходят знакомые, а приходят горожане. Приятно, когда незнакомые люди приносят цветы. Они самые дорогие для меня.

 

– Да. Причем в лучшую сторону. Зрителей стало больше. В конце 90-х годов, в трудные времена, театры посещались мало. Сейчас люди стали богаче, спокойнее, стали думать о другом. Большое количество россиян стали следить за своим здоровьем, ездить на лыжах. А раньше люди думали только о том, как бы выжить. Так что интерес к театру возрождается.

 

– Я артист, а не режиссер. Меня наполеоновские планы не мучают. Театр – это очень сегодняшняя штука, сиюминутная. Ощущение сиюминутности усиливает наслаждение, взрывает его. Этим театр и прекрасен. Поэтому зрители и ходят на одни и те же спектакли по несколько раз. Именно потому, что они ощущают сиюминутность удовольствия. Это как поехать за картиной Вермеера в Нью-Йорк, а не хранить альбом с репродукциями дома. Как пойти в филармонию не с целью «наконец-то выбрался в свет», а потому что ты хочешь услышать, как сыграют Малера.

 

– Каким, по-вашему, будет театр через десять лет?

 

– У меня сейчас элегическое настроение. А так, обычно, я дурачусь. Даже придумываю всякие истории. Например, я однажды сказал журналистам, что живу только в отелях.

 

– Тарас, какой вы серьезный!

 

– Точно, Достоевский! Кстати, я уже «переболел» им. А сейчас увлечен Пушкиным…

 

– Наверное, во всем виноват Достоевский. Он настроил вас на такой лад.

 



 

О купле-продаже и надувательстве. Веселись, народ, до упаду!. Послание Александра Солженицына. Первый женский батальон. Новые приключения маленьких клиентов в «Стране чудес Эльдорадо». Кадеты отмаршировали по Дворцовой. Спортивная мозаика.

 

На главную  Новости 

0.0083
Яндекс.Метрика