На главную  Новости 

 

Приходится «рыть землю». Савва ЯМЩИКОВ. Лев Николаевич, обычно я задаю своим собеседникам два вопроса. Первый – что из сделанного в жизни ты считаешь главным, что, как говорится, носишь у себя на сердце? И чем ты живешь?На частных каналах просветительства нет, там делают деньги. Поэтому им необходимо бесконечно показывать Петросянов и иже с ними. Эти передачи дают рейтинг, а рейтинг — это реклама, то есть деньги, на которые снимают «Ночные дозоры» и прочие, порой даже хорошие, фильмы. Но это развитие коммерческое, а о будущем нации должно заботиться государство. Так существует телевидение во всех развитых странах

 

Недавно Владимир Васильев делал в Большом театре вечер памяти Галины Сергеевны Улановой и пригласил Льва Николаева читать тексты. Моя дочь Марфа сказала: «Он не актер, но я сразу узнала, что это – Лев Николаев». Все, за что берется Лев Николаевич, делается на высшем профессиональном уровне, будь то даже концерты Башмета, которые он снимал за границей. На таких людях многое держится в нашем кино и на нашем телевидении.

 

Что беспокоит, что на сердце? Опять-таки то, над чем работаешь сегодня. Дело в том, что трудности, возникающие на пути к эфиру, заставляют работать все лучше и лучше. Приходится буквально рыть землю, добывать интереснейшие факты, придумывать яркие сюжетные повороты, чтобы сделать передачу интересной и тем людям, которые не интересуются ни культурой, ни наукой. Был такой период, в 80–90-е годы, когда мы открывали даже не забытое, а «забитое». Литература, история, «Серебряный век» философии, Хайдеггер, Фромм. Масса фигур, отличавшихся от марксистско-ленинской теории.

 

Лев НИКОЛАЕВ. Отвечу банально. Главное – то, что делаю сейчас. Я не то чтобы не любил оглядываться. Сделанное – оно уже сделано. Конечно, есть вещи, которыми гордишься, которые вспоминаешь с удовольствием. Это всегда связано с каким-то человеком, новым знакомством. Потому что увидеть еще один пейзаж – ну и что? Обогащение жизни происходит благодаря контактам, общению. Это единственное, что доставляет радость. Могу сказать, что мне повезло, потому что я встречался и работал с интереснейшими людьми, причем буквально со студенческих времен.

 

Опыт той просветительской работы, которая есть на Би-Би-Си, в Австралии, во Франции, говорит о том, что наука, образование, культура – сфера государственного интереса, а не частного. На частных каналах просветительства нет, там делают деньги. Поэтому им необходимо бесконечно показывать Петросянов и иже с ними. Эти передачи дают рейтинг, а рейтинг – это реклама, то есть деньги, на которые снимают «Ночные дозоры» и прочие, порой даже хорошие, фильмы. Но это развитие коммерческое, а о будущем нации должно заботиться государство. Так существует телевидение во всех развитых странах.

 

Ко мне, должен сказать, хорошо относятся все предержащие власть на телевидении, но каждый раз говорят: «Кто это будет смотреть? Кто слышал это имя?» Да никогда и не услышат, если не расскажем. Убеждать приходится даже с помощью рейтингов, а они показывают, что у телезрителей выше интерес к новым именам, чем к новым трактовкам биографий Эйнштейна или Павлова.

 

На больших каналах – Первом, «России» – программы, посвященные культуре, финансируются по остаточному принципу. Хотя, должен сказать, последнее время благодаря «Дискавери», другим каналам спутниковой связи мы наблюдаем настоящий бум документального кино. Вдруг оказалось, что его можно смотреть, что оно тоже рейтинговое и его нужно делать. Но поскольку вся мировая практика показывает, что документальные материалы, если это, конечно, не сверхсенсация, дают рейтинг не выше пятерки, то их задвигают куда-нибудь на 5 утра. В это время и художественные фильмы идут, и наши просветительские программы. То есть опять правит бал коммерция. И тут ничего нельзя сделать до тех пор, пока решительным образом этим не займется государство.

 

Когда появился канал «Культура», можно было порадоваться, что вот, наконец, будет у нас канал, который, подобно французскому Артэ, отвечает за высокую культуру. Но канал-то открыли, а денег забыли дать. На фильмы и программы отпускаются такие копейки! Мы сотрудничаем с «Культурой», и очень обидно, что эти передачи могли бы быть лучше, будь у нас чуть больше денег. Некоторое время назад, работая над циклом об ученых – лауреатах Нобелевской премии, мы смогли для фильма о Мечникове провести съемки во Франции, для рассказа об английском периоде жизни Капицы снимали в Кембридже и жили в доме Петра Леонидовича. Это очень существенно. Получить интересный, живой материал можно только так.

 

Л.Н. Я многому научился у Сергея Петровича Капицы. Мы с ним проработали около двадцати лет, у нас и сейчас добрые отношения. Работа в «Очевидном – невероятном» открыла мне целую плеяду мыслителей. Неизгладимое впечатление оставил Никита Николаевич Моисеев. Это совершенно потрясающая личность. То, что получаешь от таких людей, конечно, очень много значит.

 

С.Я. Полностью с тобой согласен, потому что когда речь идет о культуре, государство может думать только о моральной прибыли.

 

С.Я. Ирина Александровна вообще явление уникальное. Лев Николаевич, а что сейчас у тебя самое интересное в работе?

 

Кстати, сразу после «Необходимой случайности» мы с Викторовым делали фильм о музейных работниках, в том числе из русской провинции – «О прошлом память сохранив». И это тоже стало обретением и друзей, и особого пласта такой человеческой культуры, такой жертвенности, которые потрясали. Скажем, по сию пору дружим с директором герценовского музея Ириной Желваковой. Очаровательная женщина, умница. Последнее время много общаюсь с Ириной Александровной Антоновой.

 

Мы хотим рассказать историю самого грандиозного проекта XX века, который отнял у людей и деньги, и жизни, и который собрал потрясающее количество крупнейших умов. Начинается все буквально с начала прошлого века – Беккерель, Кюри, Резерфорд, Вернадский, Семенов, прочие крупные люди. Было потрясающее братство ученых, которые проникали внутрь материи, узнавали, каким образом происходит трансформация энергии, и попутно открывали всякие прочие вещи.

 

Л.Н. То самое, о чем ты говоришь, – человеческое содержание. Это будет главным в крупной, огромной работе, которой я занят вместе со своим другом, тоже Виктором. Его фамилия сейчас имеет очень провокационное звучание – Ющенко. Но он из Владивостока. Мы сделали многие вещи, в том числе на канале «Культура» фильмы из цикла «Секреты физиков», за которые получили премию ТЭФИ. Этот ли успех сыграл решающую роль, или какие-то собственные впечатления, но Первый канал предложил нам снять фильм об истории атомной бомбы, причем сделать его так, чтобы потом к этой теме долго никто не возвращался.

 

Сначала мы принялись рассказывать историю бомбы традиционно, в том виде, как ее привыкли подавать. Но в процессе работы обнаружилось, что такой путь невозможен. Стоило коснуться малоизвестных, а то и вовсе неизвестных деталей, как на первый план вышли люди. Мы перекроили сценарий, и в итоге снимаем историю людей, которые были заняты в этом проекте в Германии, в Италии, в Англии, в Америке, у нас. Фильм будет называться «Братство бомбы», потому что поначалу было искреннее братство ученых, которые занимались наукой, а дальше было братство вынужденное.

 

А в конечном счете… Ну, говорят: чем бы ученый ни занимался, в итоге все равно получается оружие. В данном случае эта шутливая мысль более чем подтвердилась.

 



 

Олигарха жалко!. Зонтичный сезон длится в Петербурге круглый год без перерыва. Караул, лифты!. Приходится «рыть землю». Горожане «второго сорта»?. Выбирайте естественные цвета!. Спортивная мозаика.

 

На главную  Новости 

0.015
Яндекс.Метрика