На главную  Новости 

 

Девяносто и пятьдесят. Началось все еще в 1937 году, когда страна отмечала столетие со дня гибели поэта. Тогда был объявлен конкурс на памятник Александру Сергеевичу для Ленинграда. Пригласили участвовать в нем самых известных скульпторов. Среди них, конечно же, юного студента Аникушина не было. Но он уже тогда решил участвовать. Хотя бы мысленно, хотя бы в мечтах. Но завершиться тому конкурсу не позволила война. А в сорок седьмом году он был возобновлен. Аникушин к этому времени уже окончил институт имени Репина. И безо всякого приглашения вступил в творческое единоборство с известнейшими мастерами скульптуры. О победе в конкурсе он и не мечтал. Понимал, что еще слишком молод, чтобы соперничать с мастерами мирового класса.

 

Одно из моих любимых мест в Петербурге – площадь Искусств с памятником Александру Сергеевичу Пушкину. Даже присыпанный снегом, он такой удивительный, такой узнаваемый и любимый. Кажется, что встал он на этой площади с первыми же заложенными в фундамент города камнями. А на самом деле в этом году самому знаменитому творению скульптора Михаила Аникушина исполняется ровно 50 лет. Да и самому Мастеру в этом году было бы 90!

 

Главное – движение!

 

Таким, «неприглашенным», разрешали показать свои проекты во втором туре. А до него оставалось всего три месяца. Срок – никакой. Но к этому времени Аникушин уже перечитал все работы Пушкина, его письма, собрал обширный материал о нем и его эпохе, несколько раз был в Михайловском и Тригорском, ходил и ездил по тем местам, где бывал поэт, постоянно пытался представить его время.

 

И вот 10 мая 1949 года состоялось заседание городского архитектурного совета. Если посмотреть его стенограммы, можно даже сегодня ощутить накал страстей. Когда кто-то категорично потребовал, чтобы проекты судили, прежде всего, с учетом заслуг маститых скульпторов, прозвучали слова известного пушкиниста Томашевского о сухости многих моделей, о банальности выразительных средств (плащ, цилиндр, трость), о статичности, об отсутствии динамики.

 

Программным импульсом в работе стали строчки Пушкина из письма к жене в мае 1836 года: «Здесь хотят лепить мой бюст. Но я не хочу. Тут арапское мое безобразие предано будет бессмертию во всей своей мертвой неподвижности». Пушкин боялся выглядеть неподвижным, лицо его было красиво именно живостью и изменчивостью, он не верил, что тяжелая глина способна передать его душевные движения. Значит, главным в памятнике должно стать движение!

 

«Мне просто повезло…»

 

И всем стало понятно, что на первый план вышел проект неизвестного молодого скульптора Аникушина.

 

Но я-то уже знал, что стояло за этим «просто везением». Огромный труд, романтическая влюбленность в своего героя и многие годы непрерывных раздумий о Пушкине. Но и это не все. После одобрения проекта Аникушин продолжал «шлифовать» свой памятник еще целых восемь лет. Только в 1957 году бронзовый четырехметровый великан встал на пьедестал на площади Искусств.

 

– Мне в жизни так повезло, – говорил мне Михаил Константинович, – что я сделал памятник Пушкину. И именно в Ленинграде. Мне просто посчастливилось, просто улыбнулось счастье – и всё!

 

– Попросили обязательно надеть Звезду Героя Труда и медаль Лауреата Ленинской премии, – сказал он смущенно и спросил: – Это прилично будет – выставляться перед американцами?

 

Вспоминается один эпизод, который к профессии Аникушина не имеет никакого отношения. Однажды нашу беседу прервал телефонный звонок из Смольного. Михаила Александровича просили принять участие во встрече с американской делегацией и уже выслали машину.

 



 

Путин рекомендует.... «YAPONA МАТЬ»!. Позвони мне, позвони…. Архитектора «Газпрому» выберут в ноябре. Подарок ко дню рождения. Чиновников станет меньше. Петербург – морская столица России.

 

На главную  Новости 

0.0149
Яндекс.Метрика