На главную  Новости 

 

Осадная запись-2. Редакция газеты благодарит академика, профессора восточного факультета СПбГУ И.Стеблин-Каменского, любезно предоставившего нам для публикации «Осадную запись» А.Болдырева.

 

Публикуем завершающие главы из книги воспоминаний о блокаде видного петербургского ученого-востоковеда, профессора Александра Болдырева «Осадная запись (Блокадный дневник)». Всю блокаду он провел в осажденном Ленинграде и день за днем вел свой потрясающий дневник, опубликованный только в 1998 году и очень небольшим тиражом.Публикуемые главы относятся к 1944 году, когда была снята осада города.

 

В донорском Институте гигантский аврал, доноров вытаскивали ночью из кроватей. Сколько же тысяч легло за эти часы и сколько мучается в тяжких страданиях? А наша жизнь течет по-прежнему. Три дня подряд убирали всей Академией снега на набережной. Хожу по адресам. Из обследованных 15 квартир только две неблагополучны: флигель, где жил Миклухо-Маклай, снесен бомбой (15 линия), а в комнату проф. Конрада влетел снаряд. Улицы переименованы обратно: Невский, Садовая, Владимирский и т.д. Хотелось бы увековечить период блокады в названиях. Первые предложения таковы: площадь Дистрофиков, улица Белковой Массы, проспект Шрота и т. д.

 

16 января, воскресенье. Пишу по окончании совместной дровяной заготовки на всю неделю. Ох, нелегко дается эта недельная теплота в нашей комнате! Сегодня тает, а всю неделю стояли хорошие морозы, градусов на 10-1 Обстрела так и не было. С 7-го января. Зато в ночь на 14-е началась канонада, достигшая к утру размеров необычайных. Все ревело и сотрясалось без малейшего перерыва до 2-х часов дня 14-го. Били корабли и на Неве, и на Невке, вышибая стекла во всех прилежащих улицах, в частности, в БАН повылетало много фанеры. Надо полагать, производилось большое наступление. Чем оно кончилось? Во вчерашней сводке – «на остальных участках бои местного значения».

 

20 января. Расточается немецкая сила под нашим городом: сегодня в сводке мелькают старые знакомые слова: Лигово, Стрельна, Урицк... А Новгород, Новгород! Тает, туманно и хмуро. В городе тихо, лишь в нашем районе рычал далекий, глубинный обстрел, и квакал тупо мест­ный противовоздушный и т. д. Так это было скорее ударением на второй части формулы «город-фронт». Это и есть, вероятно, последний обстрел этой Осады. Прорыв осуществляли новые части. В них молодцы лет по 20, атлеты, лыжники, все только с автоматами. Пленных не берут, с неистовой яростью дробят прикладами, режут, душат. Хороший тон у них – чтобы белый халат был побольше залит пятнами вражеской крови.

 

Случайно в разговоре вспоминали жуткое время «Закона об опозданиях» 1938 г. Все усугублялось полным отсутствием будильников, ибо соответствующие цеха выпускали только часовые взрывные механизмы. Одному счастливцу удалось с рук купить такой прибор – взрыватель замедленного действия, который прекрасно ходил и в нужный час издавал странное шипенье. Этот прибор смерти и разрушения долго обеспечивал счастье и благополучие целой семьи.

 

23 января. В начале первого раздался очень громкий разрыв, какой-то особенно звонкий, высокий, чистый. Потом еще и еще, с промежутками в 10-20 минут. Только через полчаса взревело радио: обстрел! Без предварительных выбухов, значит, издалека. Настоящие дальнобойные. Кончилось это только в пятом часу утра.

 

22 января, траурный, нерабочий день. События, действительно, еще происходят. Вчера вечер закончился приказом о взятии Мги. Мги неприступной, Мги ключевой, могиле стольких десятков тысяч. Именно через Мгу был вбит один из самых страшных гвоздей распятого города, связавший все к востоку.

 

Я проснулся, выслушал, взглянул на часы и немедленно заснул дальше. Уместно заметить, что при ночных обстрелах спится хуже, чем при ночных налетах. События грохочут: сегодня приказ о взятии Царского села и Павловска. Продолжается оттепель. Фронтовики в валенках по колено в жидком снегу. Говорят, прорыв осуществляли новые части. В них молодцы лет по 20, атлеты, лыжники, все только с автоматами. Пленных не берут, с неистовой яростью дробят прикладами, режут, душат. Хороший тон у них – чтобы белый халат был побольше залит пятнами вражеской крови. На Марсово поле и на Пушкинский сквер выкатили массу полевых пушек. Ракетчики тренируются враз спускать заторы своих пистолетов. Будет салют.

 

24 января. Видимо, это и был последний обстрел Ленинграда в истории его осады немецко-фашистскими войсками и последний возглас штаба противовоздушной обороны: «Артиллерийский обстрел района продолжается!», который я слышал, был ровно в 4 часа ночи с 22 по 23 января 1944 года.

 

Сейчас, в 7 ч. 45 м. вечера радио передало приказ генерала армии Говорова: город освобожден, осада снята. И ровно в 8 ч. глухо взревели 24 залпа из 324 орудий. Разноцветные ракеты рассыпались в небе, прогоняя ночь. Город! Ты видел разрывы вражеских бомб, ты багровел в кровавых зорях огромных пожаров, твои ночи превращали в день немецкие авиалюстры… два с половиной года, два с половиной года… Сегодня тебя освещают знаки победы и освобождения!

 

27 января, по-прежнему тает. Вчера пала Гатчина. Сотрудники Литературы были и в Царском селе и в Гатчине. Царское абсолютно разбитое, пустое. В Гатчине три тысячи нечастных жителей. Гатчинский дворец горит. И в нем, и в царскосельском вывезено все: дверные ручки, паркет. Удушливый ужас ползет из этих рассказов.

 



 

Очищая брюки, вспоминаю…. Страхование не должно быть данью моде. Колонисты под угрозой. «Россия, молодцы! Надо что-нибудь противопоставить американцам». Путин рекомендует.... «YAPONA МАТЬ»!. Позвони мне, позвони….

 

На главную  Новости 

0.014
Яндекс.Метрика